Петер «Peavy» Вагнер (Rage): Разговор с пароходом
Ноябрь 8, 2016
Дмитрий Кошелев (320 статей)
Поделиться

Петер «Peavy» Вагнер (Rage): Разговор с пароходом

Часто любимые книги называют настольными. Если применить этот термин к музыке, то для меня это будут почти все альбомы группы Rage: они повлияли на мировоззрение автора.

Перед разговором с лидером Rage было некоторое волнение. Каким окажется первый опыт общения с ним? Накануне поинтересовался у коллег, каков Пиви в общении, чего от него можно ожидать… Коллеги сказали, что Вагнер отвечает на вопросы очень коротко и сухо, и это лишь усилило переживания.
К счастью, на сей раз басист и вокалист моей «настольной» команды пребывал в прекрасном настроении, поэтому разговорить и расположить музыканта к себе довелось с первых, вполне себе фанатских вопросов. При всей своей немногословности Пиви охотно ответил на вопросы как о настоящем, так о былом и грядущем, поведал, какова жизнь рокера после пятидесяти, и, самое главное, сообщил о том, чего ждать от российских гастролей обновлённых Rage, которые пройдут в Санкт-Петербурге и Москве 12 и 13 ноября.

Поэт Владимир Маяковский посвятил одно из стихотворений Теодору Нетте, которого назвал пароходом и человеком. Знак равенства можно провести и между тобой и Rage.
(Пиви смеётся.)

Прежде всего хочу поблагодарить тебя от имени множества слушателей за то, что ты однажды решил стать музыкантом. А что повлияло на это решение?
(Смеётся.) Я никогда не смогу сказать, что собирался сразу посвятить всю свою жизнь музыке. Как и многие другие подростки, сначала я был просто меломаном-металхэдом. Первой пластинкой, которая изменила мою жизнь, я могу точно назвать «Abbey Road». Мне было семь лет, когда я её приобрёл. На правильную музыку меня подсадил кузен. Он старше меня, и к тому времени уже был более продвинутым рок-фэном. Когда мне исполнилось девять, я начал брать уроки игры на гитаре. Все вокруг играли рок, потом хард-рок, и овладев первыми гитарными премудростями, я начал создавать группы с друзьями-сверстниками. В 80-е наступили «металлические» времена. Мы приняли эту музыку, стали рубить метал, не загадывая далеко вперёд. Как и многие метал-фэны, просто играли то, что нам было в кайф, и не задумывались о том, что станем профессиональными музыкантами. У меня это получилось, и я счастлив, что могу играть для фэнов Rage. Хочу поблагодарить их за поддержку на протяжении уже трёх десятилетий.

Позволь поздравить тебя также с выходом нового альбома. Как пишет ваш сайт, у группы наступил «год, полный хлопот». Расскажи, каких хлопот добавилось с выходом «The Devil Strikes Again»?
Сложно сказать. (Улыбается.) Ну да, пластинку принимают хорошо, значит она, наверно, успешна. У Rage и ранее случались насыщенные периоды. Все 90-е были такими, на отсутствие внимание к группе в 2000-е тоже грех жаловаться. Наверное, это потому что мы постоянно работаем, делаем своё дело не ради славы, а прежде всего от души.

Новую пластинку записал новый состав. Расскажи, как и где вы встретились, и поделись подробностями, как сформировался нынешний Rage?
Ну да, состав новый, но в Rage сменилось не так много музыкантов, как в Whitesnake или Running Wild. Что касается Маркоса и Василиоса «Lucky» Маниатопулоса – они официальные участники группы с прошлого года, хотя дружим мы уже очень давно. С Лаки живём по соседству, я знаю его с 1988 года. Когда вышел альбом «The Perfect Man», ему было лет 15-16. Этот одарённый парень сначала консультировался приёмами игры на ударных у нашего тогдашнего барабанщика Криса Эфтимиадиса, а позднее поработал его техником. «Счастливчик» у нас — не только барабанщик, он также занимается некоторыми делами Rage в области менеджмента. У него есть опыт подобной работы в автомобильной индустрии. Конечно, музыкальный бизнес несколько отличается, но парень справляется. Гитарист Маркос родом из Венесуэлы. С 15 лет (с 1994 года, – прим. авт.) он живёт в Европе и профессионально играет на гитаре. Является участником группы Soundchaser (это не кавер-группа Rage, – прим. авт.). С ним мы знакомы лет десять. Мысли устроить совместный проект были, но до поры до времени они не относились к Rage.
Сейчас у нас снова дружная команда, в которой играют друзья, не только уважающие друг друга здесь и сейчас, но и соблюдающие традиции, возникшие задолго до их появления.

Предыдущий состав просуществовал около десяти лет, а две трети его – более пятнадцати. Изменился ли с приходом новых участников подход к работе, прежде всего – к сочинению песен и работе над ними?
В целом – нет. Схема работы та же: сначала рифф, потом его дальнейшая разработка до полноценной композиции. Маркос и Лаки увлечённо включились в процесс сочинения новых песен. Виктор Смольский был перфекционистом, но при его высокой квалификации подход к сочинению и аранжировкам был совсем другим. Он в большей степени соло-артист, и в песнях Rage последних альбомов его было больше, чем Rage. Но я никогда не забуду, как появление Смольского позволило остаться группе на плаву в 1999-м, когда её внезапно покинули те, кто записывал альбом «Ghosts». Виктор и Майк Террана – настоящие профессионалы, которые поехали в тур, да так впоследствии и остались. Надолго.
Но в какой-то момент развитие Rage пошло не в ту сторону. Появилось ощущение, будто некоторые из нас забыли, что играют в группе, у которой задолго до их прихода сформировался собственный стиль. Смена состава стала непростым, но вынужденным и закономерным шагом. Фэны восприняли его неоднозначно. Наверняка среди них найдутся те, кто считает предыдущий состав лучшим, но это их право. Возможно, кто-то в данной ситуации сочтёт меня диктатором, но лучше идти своей дорогой вместе с теми, кому с тобой по пути. С Лаки и Маркосом мы стали похожи на Rage первой половины 90-х, но это не шаг назад. Я снова пишу общую структуру песен, и лишь на нужном этапе, когда продуманы аранжировочные нюансы, подключаю к процессу остальных. Такой порядок был в группе и раньше, но с приходом Виктора он оказался нарушен. К тому же иногда благодаря высокому мастерству Смольского песни на выходе становились совершенно непохожими на задуманные мной первоначально. Теперь я вернул прежний порядок, и мне стало жить гораздо легче и в какой-то мере счастливее.

В буклете написано, что всю музыку написал ты в соавторстве с Маркосом Родригесом. Как вы её создавали? Что приходило первым – музыка или слова?
На первом месте – музыка. И это правило, в котором не бывает исключений. Начинается с проработки основной темы, потом – общая структура, потом идёт работа над соло, другими нюансами, и уже потом – текст.

Новые песни – это совершенно новый материал, или ты использовал какие-то заготовки, образно говоря, лежавшие на полке и ожидавшие своего часа?
(Крепко задумавшись.) Думаю, нет. Я написал весь материал за несколько недель. Обычно у меня ничего «на полках» не залёживается. Песни «The Devil Strikes Again» о том, что и как я видел в момент их написания, не более того. Сейчас совсем другие мысли, благодаря которым у нас уже почти готов материал следующего альбома (смеётся).

Сейчас у тебя совсем другое вдохновение?
Определённо!

Какой вклад в новый материал внёс Лаки?
Как автор музыки – никакого. Он пишет песни и поёт в другой группе – Tri State Corner. Они отличаются от Rage по тематике и настроению. Тем более у нас он барабанщик. Rage для него – смена идей, настроений, стиля… переключение на другую волну.

Концерт Rage в Москве. 15 сентября 2012 г.

Случались ли в процессе записи или сочинения какие-то интересные происшествия? Может, мистические случаи?
Мистические (смеётся)? Думаю, три парня, которые на одной волне вдохновенно создают музыку, уже несут в себе что-то сверхъестественное. Работу мы завершили очень быстро, не чувствую времени — оно будто текло само по себе, и мы от него не зависели. Сама атмосфера была какой-то необыкновенной. Вот, пожалуй, и вся мистика. (Смеётся.)

Пиви, лично для меня музыка Rage – это сплав агрессии риффов и тонкого мелодизма. Как ты пришёл к такому балансу?
Моя музыка – отражение моих чувств и переживаний. Я очень ценю мелодии. Повторюсь, моя «первая любовь» — The Beatles. Их песни не просто повлияли на меня — они у меня в крови. Но мне нравится и более агрессивная музыка – трэш-метал, панк-рок. В Rage эти два начала гармонично дополняют друг друга.

Мне показалось, что картина на обложке нового альбома подошла бы больше каким-нибудь думстерам. На ней — тлен и разложение… Но ведь Дьявол не дремлет, он вечно провоцирует движение… Что же объединяет вялое копошение червей на фоне черепа со столь энергичным содержанием альбома? (Этот вопрос был задан в несколько этапов, потому что на том конце провода после каждой фразе раздавался смех «мрачного типа» Петера «Пиви» Вагнера).
Не секрет, что у меня есть огромная коллекция черепов. Мы взяли из неё много экспонатов для съёмок видео на сингл «My Way», а в оформлении обложки задействовали картину, с которой начинается клип. Едва её увидев, я сказал, что она грандиозна и идеально украсит альбом. Череп в окружении копошащихся червей – аллегория тесного соприкосновения жизни и смерти. Того, что они находятся по соседству и идут рука об руку. Эта картинка отлично отражает и настроение, и большинство текстов альбома. Дьявол же – это аллегория начала созидательного, думающего, провоцирующего мыслительную деятельность. А вот куда приведут нас мысли, зависит уже от нас самих.

Раз уж зашла речь о коллекциях… Про черепа редко кто не спрашивает, а расскажи, сколько у тебя бас-гитар, насколько ты к ним привязан?
Как мне кажется, некоторые музыканты переоценивают роль этих коллекций. Хоть я и люблю свою работу, но не понимаю тех, кто, по их словам, влюблён в свою гитару, не может без неё спать и есть. Бас-гитара никоим образом не является моим продолжением. Для меня электрический бас – всего лишь лёгкий в обращении и комфортный инструмент. А поскольку я ещё и поющий басист, мне крайне важно, насколько он удобен. Я играю только по работе, иногда по нескольку дней не прикасаюсь к инструменту и не чувствую «ломки» от того, что сегодня не поиграл. После стольких лет это нормально. У меня три бас-гитары фирмы ESP, я являюсь её эндорсером. К инструментам отношусь с уважением, но это же техника! Как её не береги, она, к сожалению, изнашивается, подвергается амортизации, ржавеет, ломается… Иными словами – рано или поздно приходит в негодность.

А есть ли у тебя ещё инструменты, на которых ты любишь играть?
Да, конечно. Я учился на классической шестиструнке. Сочиняю зачастую на испанской гитаре с нейлоновыми струнами. Совсем чуть-чуть умею играть на фортепиано (знаю, как взять несколько аккордов) и совсем не умею — на ударных.

Вдохновляла ли тебя игра на этих инструментах на создание песен?
Да, чаще всего это классическая гитара.

Жизнь автора (музыканта, журналиста, художника) – это непрерывный творческий процесс. Бывает, вдохновение приходит в момент «перезагрузки» мозгов… А помнишь ли ты какие-то неожиданные для себя источники вдохновения?
Ого, вот это ты задал вопрос… Неожиданных источников вдохновения не бывает. Все они, даже самые внезапные — как раз те, что окружают нас в повседневной жизни. Главное вовремя их увидеть в том свете, в каком они вдохновляют, и вовремя поймать момент вдохновения. Любые озарения приходят внезапно. Если они настигают в пути, главное, чтобы в смартфоне в это время была заряжена батарея, и ты мог эту мысль напеть или наговорить на диктофон.

Пиви, ты перешагнул рубеж 50-летия. Ты крепко стоишь на ногах, группа записывает впечатляющие альбомы, а турне становятся всё более масштабными, при этом без труда исполняешь песни, написанные лет 20 назад… Вопрос: как отличаются ощущения от новых песен, когда ты их сочиняешь и поёшь перед публикой, от тех, что были десять, двадцать, тридцать лет назад?
Конечно, мой физический возраст сказывается и на эмоциональном. Но я не вижу в этом проблемы. Сегодня исполнение песен, написанных в двадцатилетнем возрасте, напоминает мне путешествие во времени. Будто заново попадаешь в те времена, когда они были созданы. В большей степени ради этих ощущений один из старых составов Rage воссоединился в группе Refuge (Пиви – бас, вокал; Манни Шмидт – гитара; Кристос Эфтимиадис – ударные; and no keyboards, – прим. авт.). Участие в нём лишний раз доказывает мне, что ничего невозможного нет, и главное не в том, сколько лет тебе исполнилось, а то, на сколько ты себя ощущаешь сам.

Это касательно тебя. А какие изменения за эти десятилетия ты наблюдал в публике? Были такие моменты, в которые ты понимал, что на твоих глазах сменилась очередная эпоха?
Может, я чего-то не заметил, потому и никогда не думал об этом, да и вопрос понял не сразу… Мне кажется, мало что изменилось. Так же, как и раньше, я выхожу на сцену и вижу в зале металхэдов. Средний возраст у них примерно один и тот же, и ты ощущаешь себя с ними на равных. Это люди, чувства и мысли которых вдохновляет наша музыка, и ради которых мы её создаём.

Концерт Rage в Москве. 15 сентября 2012 г.

В наши дни многие слушают музыку, даже уже не скачивая её, а напрямую подключаясь к интернету… А ты какой предпочитаешь формат?
Я не признаю стриминг. Предпочитаю по старинке слушать винил, которого у меня много. Слушаю и CD, которых тоже в достатке. Было время, когда выпуск музыки на виниле практически остановился и, казалось, не возобновится. У компактов есть свои плюсы. Их удобно слушать в автомобиле. Думаю, по качеству звучания mp3 — не конкурент CD.

А какую музыку предпочитаешь слушать?
Самую разнообразную и по настроению, и по жанру. После старого доброго трэша из Залива могу воткнуть Диану Бенсон или любимых с детства The Doors. Иногда – классику. Категорически не приемлю рэп.

А переслушиваешь ли альбомы Rage?
Практически нет. Во время пре-продакшна каждый из них приходилось слушать такое количество раз, что после этого лет десять, а то и дольше, возвращаться не хочется. Но иногда приходится, особенно сейчас, когда состав сменился, мы разбираем те или иные треки, рассматриваем в нюансах, кто как играет, сравниваем с тем, как звучат в исполнении новых участников Rage, и думаем, как и где их можно улучшить.

Вопрос о второй твоей команде. Недавно по лентам новостей пробежала весть об издании альбома Refuge. Скажи, что это будет – новый материал или переосмысление старого?
Ты прав, нас подписали Frontiers Records. Релиз планируется в 2018 году, так что времени предостаточно, сроки не поджимают. Кроме того, лейбл понимает, что у меня в приоритете Rage, а Refuge по своей сути — сайд-проект. В альбом войдут совершенно новые песни или те, что были сделаны этим составом давным-давно, но никуда не пошли. Некоторые были отрепетированы, но не только не записаны — мы их даже еще не играли. Можно сказать, что это будет во всех отношениях новый материал.

Проект Refuge. Манни Шмидт и Пиви Вагнер.

В конце прошлого года вышел альбом группы из Краснодара Overwind. Ты поучаствовал в создании одного из треков. Расскажи, чем запомнилось тебе это сотрудничество? И в чём, по-твоему, важность таких коллабораций?
Несмотря на то, что это похоже на развлечение на стороне — конечно, важно! Даже если требуется спеть или проговорить одну-две фразы, надо сделать это не просто хорошо, а отлично. Сделаешь плохо – и свою группу подставишь, и те, кто тебя пригласили, сядут в калошу. Я люблю этих ребят. Это прекрасные музыканты, с которыми я дружу. Мы несколько раз выступали вместе. Когда они пригласили меня «погостить», согласился без раздумий.

И напоследок… Скоро твоё главное детище отыграет первый концерт в Москве в обновлённом составе. Я был на всех столичных шоу Rage и Refuge начиная с 2011 года. Все они прошли великолепно. Вот и в ноябре предвкушаю что-то грандиозное. А что испытывают участники Rage в ожидании осенних российских гастролей?
Гордость за новый состав. Я очень люблю Россию и хочу, насколько хватит времени, показать друзьям те места, которые успел полюбить и немного изучить. И конечно, познакомить с безумной аудиторией, которая на концертах отрывается по-русски. Лаки уже играл перед вашей публикой со своей группой Tri State Corner и оценил, как вы принимаете гостей и насколько любите музыку. Он знает, чего ожидать от вашей публики, а Маркос будет в России впервые. Давайте порадуем друг друга новой встречей!

Дмитрий КОШЕЛЕВ
Благодарим Евгения Силина (Alive Concerts) за организацию интервью и предоставленные фотографии, Романа Патрашова (headbanger.ru) за помощь в подготовке материала.
Концертные фото: Лидия «Angelion» Шарапова (Rage, Москва, 15 сентября 2012 года).

Дмитрий Кошелев

Дмитрий Кошелев