Tesseract: Выход в чётвертое измерение
Октябрь 19, 2017
Владимир Импалер (1039 статей)
Поделиться

Tesseract: Выход в чётвертое измерение

С июня 2016-го по октябрь 2017-го — чуть больше года, с точки зрения гастролей такой интервал обычно называют «не успели соскучиться», но… это про ветеранов, а когда речь идёт о команде молодой, постоянно развивающейся, то вступает в силу другой принцип — «чем чаще, тем лучше!» Так и с британцами Tesseract, которые с 2010 года дали в Москве уже четыре концерта, этот — пятый. За это время у группы вышло три альбома, три EP, свежайший сингл «Smile» — в июне 2017-го. Словом, это не застывшая легенда, а команда, рост которой происходит прямо на глазах.

И команда, которая, став известной, не забыла о том, как делала первые шаги, и старается помогать товарищам. Поэтому на разогреве у Tesseract можно видеть «импортные» команды — в прошлый раз, в «Вольте», это были близкие им по стилю итальянцы-прогметаллисты Fake Heroes, теперь — модерн-дэтовые Fractions из Британии. «Поверить не можем, мы, из маленького британского городка, и здесь, в России!» — повторял фронтмен Кристоф Хэр. Город Лестер, откуда родом Fractions, не такой уж маленький, триста тысяч жителей, и его знает любой, кто заучивал исключения в английском языке. Милтон-Кайнс, откуда родом хедлайнеры, и поменьше будет. У вокалиста Fractions огромная бородища и неподходящая фамилия Hare (заяц) — такие «зайчики», как он и его товарищи по группе, словно сошли с картин художника Васи Ложкина. Мышцы, лысины, бороды лопатой — вот такой теперь металл, и вместо хэдбенгинга в нём теперь распространён «бирдбэнгинг».

        

Звучание команды типично для современного металла, ведущего родословную от старого доброго мелодик-дэта, но сдобренного «грувовыми» фишками, чередованием чистого и гроул-вокала, разделенного между фронтменом и гитаристом. Прогрессивного в этой группе мало, но аудитория Tesseract такую музыку вполне приемлет и охотно пускается в слэм посреди зала. В мошпите виден старый знакомец — запомнившийся ещё по июньскому концерту в «Вольте» клоун; теперь он обзавёлся светодиодными лампочками в глазах и стал ещё харизматичнее. «Это ничего, что мы тут слэмимся?» — оборачивается девушка из мошпита, едва не влетев с размаху в объектив моего фотоаппарата. И отходит чуть вперёд — всё-таки «прогрессивщики», народ интеллигентный.

 

И разнообразный. Отличить поклонников групп по внешним признакам давно уже невозможно, но теперь нельзя найти и какую-либо систему в их музыкальных пристрастиях. Современный меломан «кидает в плейлист» всё, что пришлось по душе, не глядя на жанры. «А я первым прочитал, что Алиса Вокс ушла из «Ленинграда»», — внушал какой-то меломан другому. «Надо же, совсем почти волосатых нету…» — заметил наблюдательный фэн, когда я проходил мимо. За спиной группка «нердов» обсуждала впечатления от прошедшей недавно выставки «Игромир», один жаловался на украденный со стенда экспонат, мол, играть — ради бога, выставляться — ни за что больше! «Ты что, не знаешь, что такое пузи-блэк!» — красовался перед дамой меломан. Да уж, откуда ей знать интернет-мемы пятнадцатилетней давности…

Пока перерыв, можно оглядеться в недавно открывшемся клубе, который претендует на то, чтобы стать заменой «Вольте», едва ли монополисту в нише «средних» концертов. По пешеходной доступности клуб, конечно, расположен не очень удачно — ровно на полпути от трёх станций метро, минут 10-15 быстрым шагом вдоль оживлённой магистрали, к тому же название «ЗИЛ Арена» по первому разу дезориентирует — арена в этих краях действительно есть, хоккейная, она недалеко, но совсем не в том здании. Внутри уютно, даже слишком — крошечный предбанник, вход в зал задрапирован тканью, внутри преобладают теплые кирпичные тона, сцена большая и обозревается со всех точек зала, который по конфигурации напоминает клуб «Б2» — танцпол и сидячие «випы» по бокам, небольшой балкон. И на фотопит места уже не осталось. Освещение на сцене достойное, звук, судя по этому концерту, на уровне. Словом, в городе наконец-то появилась идеальная площадка-«полутысячник»? Подождём с ответом до окончания шоу.

Fractions занимали сцену полчаса, ещё через двадцать минут вышли Tesseract, начав сет как раз с новенькой «Smile». С предыдущего визита команда не изменилась — по-прежнему впереди вокалист Дэн Томпкинс, может, чуть-чуть покороче подстриженный и похожий на простого парня из рабочего квартала (но, к счастью, и не на зайца-лесоруба с картин Васи Ложкина). Позади драммер Джей Постоунс, слева, почти всегда в тени – долговязый гитарист Джеймс Монтейт, справа — аристократического вида басист Эймос Уильямс, ещё дальше — лидер, автор всей музыки, гитарист и мультиинструменталист Алек Кэни по прозванию «Экл» (Acle Kahney). Не изменился и саунд, разве что остатки «эмбиентной» составляющей, заметной в студийном варианте, исчезли окончательно.

Как и многие модерн-проггеры, Экл играет на семиструнке, он эндорсер Mayones. Если покопаться в интервью, можно узнать ещё и то, что он никогда не использует стандартный строй — только «кельтский» DADGAD, причём пониженный до си-бемоль или даже до ля. Если говорить о влияниях, вся группа — поклонники Meshuggah и гитары Фредрика Тордендаля, да и много чего ещё — от Tool до Pink Floyd. Однако с «Мешуггой» сопоставлять Tesseract было бы странно — они в иной весовой категории. Быть может, к тому же звучанию в своё время подбирались поздние Sieges Even после реформации, но с более лёгкой стороны. Пение Дэнни Томпкинса порой изрядно напоминает голландца Арно Мензеса, но, увы, тогда классикам прогметала просто не хватило терпения, и с тем же стилем успеха добились другие.

Эта музыка взяла от мат-метала полиритмию, от пост-рока — игру с тембрами, чередование тяжёлых и «атмосферных» фрагментов (это, как правило, лёгкий куплет — жёсткий, аккордовый припев), от традиционного прогметала — да трудно сказать, здесь нет такого преклонения перед риффом и нет гитарного «геройства». Это такая странная конструкция, в которой вокальная и инструментальная составляющие словно играют друг с другом в прятки в зеркальном зале, где всё равно всех видно, но от ряби отражений голова идёт кругом. Очень редко, но вспоминали Tesseract и о своих экстремальных корнях — рычать Томпкинс вовсе не разучился. И тогда в центре зала снова, как при разогреве, возникал интеллигентный, «только после вас», мошпит.

Играли англичане чуть меньше полутора часов, что для такой насыщенной музыки более чем достаточно. Бисов не было — в этом жанре они редко практикуются. И…

…почти два часа занял выход из клуба. Что случилось, насколько серьёзны возникшие проблемы, или просто звёзды неудачно совпали (после, в соцсетях, представители клуба извинялись и обещали уволить смену стрелочников… то бишь гардеробщиков), но вывод пока неутешительный — к концертам популярных групп «ZIL Arena» ещё не готова. Хотя, помнится, во многих открывавшихся клубах поначалу были схожие организационные сложности. Хватать куртку, пока звучат «бисы», и дослушивать шоу уже на выходе? Надеюсь, «зиловцы» смогут расширить гардероб, ну, хотя бы, в четвёртое измерение (в изначальном значении тессеракт — это четырёхмерный клуб), потому что других вариантов сделать это пока не видно.

А фанаты, к слову, в массе своей не теряли расположения духа — пока ползала, и мы в том числе, толклись в слабо похожей на очередь толпе на выход, другие устраивали на танцполе хороводы, фотосессии — прямо на сцене, братания и, словом, воспринимали все эти неурядицы как ещё одно любопытное приключение.

Может, так и надо?

Сет-лист: Smile, Hexes, Survival, Phoenix, Messenger, Of Matter — Proxy, Of Matter — Retrospect, Of Matter — Resist, Dystopia, Concealing Fate, Part 1: Acceptance, Concealing Fate, Part 2: Deception, Of Mind — Nocturne.

Владимир ИМПАЛЕР
Фото автора.
Благодарим Олега Коленду (Delta Mekong Concerts) за аккредитацию.

Все фото с Fractions — https://vk.com/album2483887_247997528, Tesseract — https://vk.com/album2483887_248016871

Общее впечатление

13 октября 2017 г.
Москва, клуб "ZIL Arena"
Delta Mekong Concerts

Владимир Импалер

Владимир Импалер