Николай Арутюнов: В прогрессив-роке мне нравятся песни
Январь 24, 2015
Елена Савицкая (160 статей)
Поделиться

Николай Арутюнов: В прогрессив-роке мне нравятся песни

Николай Арутюнов — музыкант, бэндлидер, организатор концертов, радиоведущий, но прежде всего вокалист. От популярной еще в Советском Союзе группы «Лига блюза» его интересы двигались к хард-року, фанку и соулу, и в каждом жанре ему удавалось проявить себя и с блеском освоить классику жанра. Теперь пришел черед прогрессива, который Николай всегда любил, но лишь недавно нашел команду единомышленников.

В преддверии заключительного фестиваля ProgDay мы взяли небольшое телефонное интервью у Николая Арутюнова, чтобы разузнать побольше о его сотрудничестве с группой Quorum и грядущем выступлении на финальном ProgDay.

Николай, ты хорошо известен как певец, исполняющий блюз, рок, фанк и соул. Почему ты решил создать прогрессив-роковый проект?
Я бы уточнил: у меня просто давно была мечта побыть певцом в арт-рок-группе. Какое-то время она мне казалась неосуществимой, потому что как раз-таки создать такой проект с нуля – дело практически невозможное. Единственный возможный для меня был путь – присоединиться к какой-то готовой команде. При этом мне было важно, чтобы эта гипотетическая готовая команда еще и играла примерно то, что мне нравится в прогрессиве. Потому что прогрессив – это очень разнообразное явление, и не во всех его ответвлениях я себя вижу. А тут нашелся один хороший человек – Елена Савицкая…

Ну ладно, меня можно не упоминать…
Просто я ее попросил, если появится какая-то реальная арт-рок-группа, дать мне знать. Она дала мне знать, я пришел, между прочим, на прошлогодний «Прогдэй», послушал группу Quorum и понял, что вот это вот оно.

А чем они тебя так привлекли?
Тем, что они как раз исполняют тот прогрессив, который мне близок. Они играют фактически симфо-рок, и я в их музыке услышал какие-то отголоски Camel, Genesis… Я очень хорошо помню, что уже во время их сета мне всё стало ясно, и я сразу стал обдумывать наше сотрудничество. Я предложил Диме Штатнову свою идею, и так покатилось. Для меня это стало осуществлением мечты, которая со мной, наверное, с 70-х, а осязаемо, отчетливо я понял, что этого хочу, в середине 90-х. У меня тогда было несколько концертов с Вячеславом Горским, мы делали классические арт-роковые вещи, но в большой проект это не переросло.

А когда вообще ты познакомился с этой музыкой?
Как все люди моего поколения, в 70-е годы. В середине 70-х основным музыкальным фоном для прогрессивной молодежи были хард-рок и арт-рок. Тогда каждый считавший себя продвинутым молодой человек должен был слушать Yes, King Crimson, Emerson Lake & Palmer, Procol Harum и другие группы. И для меня это было совершенно естественным – я слушал эту музыку, обсуждал с друзьями. Конечно, у меня была и другая музыка, я надеюсь, она тебе хорошо известна – еще раньше я полюбил блюз, блюз-рок, и это всё шло в моей голове параллельно. И потом я продолжал слушать многое из прогрессива, хотя исполнять стал блюз.

А что тебя больше всего привлекает в прог-роке как музыкальном направлении?
У меня есть свой внутренний тест: если мне что-то хочется спеть, значит, это мне нравится. И наоборот. Это при том, что я понимаю, что я как вокалист совсем не всё могу спеть из прогрессив-рока. Имея опыт деятельности в различных музыкальных направлениях, я понимаю – мне везде нравятся песни. Это, может быть, немножечко заниженно звучит применительно к прогрессив-року, но мне нравятся песни. И шедевры классических прог-групп – это одна из вершин музыки вообще, не только рока. Песни Procol Harum, Yes, ELP – это грандиозные произведения, и мне, как певцу, очень хочется в них побыть.

Для тебя, как для певца, была какая-то сложность в этой задаче? Мы все знаем, что ты прекрасно исполняешь блюз, фанк, соул… А тут какие-то новые грани пришлось в себе открыть?
Ну конечно. Это, я могу тебе сказать, принципиально другое. У меня была определенная перестройка в голове, когда я переходил от блюза к хард-року в группе «Четверг Арутюнова», или к фанки и соулу в группе Funky Soul, но не такая сложная, как сейчас. Потому что здесь действительно другая музыка, другие задачи. Репетиционный период с «Кворумом» показал, что нужно очень серьезно готовиться к работе над материалом. С точки зрения технической этот материал гораздо сложнее, чем корневые жанры. Потому что здесь голова всё время в напряжении. Следишь за формой, за размером, за гармонией… Для музыкантов, работающих в корневых жанрах, это представляет определенный порог, который надо преодолеть. Сейчас мне легче, немножко адаптировался (смеется).

С голосом, наверное, тоже приходиться по-другому работать?
Да. Это даже трудно сформулировать. Я понимаю, что звук у меня здесь немного другой, чем в Funky Soul. И конечно, я отбираю тот репертуар, который соответствует моей вокальной сути. Как бы я ни любил Yes начала 70-х, я понимаю, что спеть мне это будет сложно. Там даже вопрос не звуковысотности, а идеологии. Это другое вокальное ощущение себя. Идеологически, вокально и ментально мне гораздо ближе песни Procol Harum. Я отбираю репертуар, и это только небольшая часть того, что хотелось бы спеть.

То есть вы планируете расширять репертуар?
Ну конечно! И даже тех же Yes можно пару вещей исполнить, но только как-то по-другому их ощутить. Я обязательно хочу попеть Jethro Tull, ребята предлагают Genesis, хотелось бы вообще представить всех «грандов»… Есть большие пласты малоизвестного материала, который я изучал в свое время – например, британские группы Strawbs, Greenslade. А если мы сочтем, что Family и Atomic Rooster тоже можно включить в этот список, то мне не составит труда это спеть.

Но это только классический период, а 80-е, 90-е годы тебе не близки?
Нет, это не мое. Квинтэссенции этого периода – группы Asia или Marillion — я, честно говоря, не очень хорошо понимаю. Весь этот АОР, помп-рок… Предпочитаю классику, но при этом без переусложненности.

Тогда тебе такой вопрос: в чём ты видишь свою миссию?
— Лен, ты достаточно меня хорошо знаешь, чтобы задавать этот вопрос, я надеюсь, с юмором. Когда я буду рассматривать свою миссию, я пойму, что сошел с ума (смеется). Нет никакой миссии. Я просто всегда пою то, что мне нравится, что я хочу. У меня есть счастливая возможность делать это на протяжении моей карьеры. Сейчас мне очень повезло в том, что я познакомился с группой Quorum. Я вполне счастлив и надеюсь, что ребята испытывают те же чувства.

А будет ли своя музыка? С Funky Soul вы записали русскоязычный альбом…
Да, я со всеми проектами стараюсь делать свою музыку, и очень жалею, что с «Четвергом Арутюнова» мы не записали свой материал. А могли сделать это абсолютно точно. Пока с «Кворумом» мы ограничимся классикой прогрессива, будем расширять репертуар. У ребят весь есть свой собственная музыка, и они ее успешно исполняют. Но не исключаю в будущем и возможности создания совместных композиций.

Последний вопрос: что ты думаешь о фестивале «Прогдэй»?
Я не так много его посещал, но все сумасшедшие люди вызывают у меня симпатию и живой отклик. Поскольку я сам такой, то мне это близко. Вы историческую миссию выполнили. Ваш героизм вызывает уважение. Моя миссия, если уж говорить о ней – закрыть фестиваль ProgDay (смеется). И, надеюсь, мы это успешно сделаем!

Елена САВИЦКАЯ
Официальный сайт артиста: http://arutunov.ru/
Репортаж о Николае Арутюнове на сайте «Инрока»: http://inrock.ru/live_reports/arutunoff_2013

Елена Савицкая

Елена Савицкая