Забытые мелодии для хаммонда-VI: Русалки, феи и прог-рок
Март 7, 2013
Андрей Маняхин (9 статей)
Поделиться

Забытые мелодии для хаммонда-VI: Русалки, феи и прог-рок

В честь 8 марта мы постарались собрать в этом выпуске «Забытых мелодий» группы, где у микрофона находились представительницы прекрасного пола. А таких команд, между прочим, великое множество! Конечно, когда вспоминаешь арт-роковые коллективы с женским вокалом, в голову в первую очередь приходит имя Анни Хаслам (Renaissance). Дальше в предполагаемом списке – Дагмар Краузе (Slap Happy), Инга Румпф (Frumpy), кто-то упомянет более современных артисток – Хизер Финдли (экс-Mostly Autum) и Трэйси Хитчингс (Landmarq)…

Перечислять можно до бесконечности. Мы постарались отыскать те группы, чья история была куда не такой долгой, а карьера – не столь плодотворной, и тем не менее вспоминают их до сих пор. И хотя на первый взгляд между фигурантами этого выпуска довольно мало общего, это не так. К примеру, уже в процессе написания статьи выяснилось, что и Comus, и Mellow Candle – в числе любимцев Стивена Уилсона!


COMUS

Comus появились на родине прогрессив-рока, в Британии, в начале 1970-х. У истоков команды стояли двое – гитарист/певец Роджер Вуттон и гитарист Гленн Горин. Они познакомились еще в 1967-м, играя по фолк-клубам, обоих интересовали эксперименты британских фолк-рокеров (Pentangle, Incredible String Band), и оба они учились в школе искусств Рэвенсборна (Ravensbourne College of Art), откуда привлекли в группу скрипача Колина Пирсона и басиста Энди Хеллаби. Кроме того, Роджер увлекался авангардным джазом. Рассказывают, что в то время участники будущих «Комус» снимали квартиру, где постоянно шли вечеринки, собирались хиппи, растафарианцы, и привлеченная запахом «травки», как-то раз на тусовку заглянула соседка, 16-летняя Бобби Уотсон (Бобби – это такое женское имя). После этого состав был более-менее сформирован (мы забыли упомянуть только флейтиста Роба Янга). Название пришло из греческих мифов – Комус, сын Диониса, отвечает за пышные пирушки. По другим сведениям, если Дионис – бог пьянства, то Комус – бог тех, кто лишь немного «перебрал». Начинали свою концертную деятельность ребята в клубе, где «резидентом» был Дэвид Боуи. Певец проникся к ним симпатией, и, как только достиг первой славы, взял с собой Comus в турне по Британии. К 1971 году группа уже была готова к записи первого альбома «First Utterance», который произвол фурор в рядах фэнов и критиков… лет тридцать спустя. Тогда же пластинка прошла абсолютно незамеченной.

Журналисты просто не знали, что о ней писать – ничего общего с прогрессив-роковым мейнстримом альбом не имел. Пожалуй, Comus оказались слишком английскими даже для жанра, который родился в Британии; эта музыка уходит корнями куда-то в далекое прошлое, где не было ни рок-н-ролла, ни академических композиторов – только пикты, кельты, вереск и торфяные болота, от которых стоит держаться подальше. Иными словами, жуть и мрак. И, разумеется, никаких рок-ударных и «электричества». Comus предвосхитили то, что сейчас называют словом «психофолк»: черные-пречерные, преимущественно акустические психоделические эксперименты, где скрипучий вокал Роджера Вуттона (он вдохновлялся примером Роджера Чемпена) соседствует с фольклорным голосом Бобби. Как рассказывают музыканты, источник вдохновения для «First Utterance» – много-много «травы» и книги Толкина.
Надо сказать, что в те былинные времена публика могла бы «на ура» воспринять даже абсолютно непонятную ей музыку, получи она толковую рекламу и хорошее распространение. Но лейбл свою работу провалил. Саундпродюсер ничего не смыслил в своем деле, а сами ребята – тем более, тираж был напечатан минимальный, вдобавок в момент релиза случилась забастовка почтовых работников, которая свела на нет какие-либо попытки дать альбому ход.

Через три года команда тихо распалась, но в 1974-м лейбл Virgin зачем-то попросил Вуттона собрать группу заново и записать еще один альбом. «To Keep From Crying» считается и фэнами, и критиками «слишком обычным», а из первого состава остались только Бобби, Роджер и Хеллаби. В творческом наследии команды также осталась незаконченная эпическая вещь «Malgaard Suite», сочиненная в 1972-м.
На этом история Comus завершилась, музыканты разошлись по сольным делам и погрузились в «обычную жизнь». А реюнион случился совершенно неожиданно в 2009 году, хотя рост интереса к команде был постепенным – во многом благодаря пропагандистской работе поклонников группы, среди которых оказались Дэвид Тибет из Current 93 и Микаэл Окерфельдт из Opeth. Последний буквально уговорил участников Comus – которые, к счастью, оказались все живы, здоровы и не бросили музыку – собраться вместе ради выступления на теплоходе в рамках «Melloboat Festival». Возвращение оказалось крайне успешным, концерт – записан и издан на CD, а совсем недавно музыканты в почти классическом составе (Роба Янга сменил Джон Сигроутт, муж Бобби Уотсон) записали новый студийный диск! «Out Of The Coma» выйдет в апреле 2012 года на лейбле Дэвида Тибета Coptic Cat, и, по словам Дэвида, он был «заворожен и воспарил над планетой», услышав эту запись. На диске три новых трека и архивная запись «Malgaard Suite». Ждем…

Дискография:
«First Utterance» (1971)
«To Keep From Crying» (1974)
«Song To Comus: The Complete Collection» (бокс-сет, 2005)
«East Of Sweden: Live At Melloboat Festival 2008» (2011)
«Out Of The Coma» (2012)


MELLOW CANDLE

История Mellow Candle начинается в Дублине в 1963 году, где в монастырской школе «Holy Child», в окрестностях Киллини, встретились две девочки – Клода Саймондс (Clodagh Simonds) и Элисон О’Доннелл (Alison O’Donnell). Вместе еще с одной подругой, Мэри Уайт, «заговорщицы» слушали по вечерам «Радио Люксембург» и приобщались к английской поп-культуре. Клода понемногу сама стала сочинять, а когда песен набралось достаточно, создала девичье трио The Gatecrashers. Монахини начинание поддержали и позволяли детям репетировать между уроками, чтобы потом сыграть на ежегодном отчетном концерте перед всей школой. Помимо своих песен, в репертуаре были кавер-версии Донована, Саймона с Гарфанкелом и The Beatles. Было тогда Клоде всего 12 лет.
За пределами школы, правда, девочек не принимали всерьез. Расстроенная отказами, приходившими от деятелей шоу-бизнеса, Клода однажды решилась и написала трогательное письмо Колину Николу, диджею «Радио Люксембург», умоляя прослушать их демозапись. «Никто не желает нас слушать. Все, наверное, считают нас непутевыми маленькими мечтательницами. Но это не так, клянусь вам!» – писала она. В ответ Никол передал демо продюсеру Саймону Напье-Беллу, который отвел Mellow Candle в студию и подписал с ними контракт. В августе 1968 года вышел сингл, и 15-летние девушки ожидали звездной славы. Все ждали и ждали… Но дождались только ликвидации своего лейбла. Тем не менее, концерт на выпускном вечере родной школы был великолепен!
Ровно год после этого Клода Саймондс провела в Италии, где учила итальянский. Элисон же осталась дома и пела в кавер-группе Blue Tint, где познакомилась с гитаристом Дэвидом Уильямсом, эмигрантом из Южной Африки, с которым у нее быстро возникли творческие (и не только) отношения. Когда в 1970-м Клода вернулась в Дублин, Mellow Candle были возрождены – правда, уже без Марии, охладевшей к музыке. Дополнил состав басист Пэт Моррис.
Репетировали артисты дома у Клоды — точнее, на конюшне. На фестивале в Уэксфорде их заметил знаменитый радиоведущий Джон Пил, написавший весьма теплый отзыв. Скоро нашелся и подходящий менеджер – Тед Кэрролл из Дублина (он занимался также Thin Lizzy). В следующем, 1971 году, гастрольная сетка стала более насыщенной. Фирма Decca Records пригласила квартет в Лондон для демозаписи. В студии вместо Пэта Моррисона, исчезнувшего без следа в недрах мегаполиса, сыграл басист Фрэнк Бойлан (Frank Boylan) из дублинской бит-группы The Creatures. Состав был подкреплен барабанщиком Уильямом Мюрреем (William Murray) из Глазго. (В некоторых демо участвовал ударник Caravan Ричард Кохлан, но на альбом его треки не вошли.) Так к изысканным вокальным гармониям добавилась крепкая роковая ритм-секция.

В день большого концерта с Thin Lizzy на Дублинском национальном стадионе Дэвид и Элисон поженились, а в апреле 1972-го на Decca/Deram вышел долгожданный дебют «Swaddling Songs», которому предшествовал сингл «Silver Song»/»Dan The Wing». Казалось, впереди – блестящая карьера, но в коммерческом плане оба релиза провалились. Не помогли и совместные выступления с Lindisfarne и Steeleye Span. К концу года группа рассталась с лейблом, менеджером и басистом. Последовала попытка начать с нуля под новым именем Grace Before Space, но к концу года всё было кончено.
Дэвид с Элисон уехали в Южную Африку, где собрали группу со странным именем Flibbertigibbet и записали единственный фолк-альбом «Whistling Jigs To The Moon» (1978). Потом Дэвид устроился на радиостанцию в Кейптауне, а Элисон пела с джазовыми командами, в 1986-м вернулась в Англию, где продолжила играть и записываться как сольно (в жанре ирландского фолка), так и с музыкантами разных жанров (вплоть до дум-металлистов Cathedral). Клода тоже немалого добилась – она записывалась с Майком Олдфилдом («Herdest Ridge», «Ommadawn», «Amakor»), Thin Lizzy («Shades Of Blue Orphanage») и Jade Warrior («Kites»), Current 93 («Black Ships Ate The Sky») и, совсем недавно, со Стивеном Уилсоном («Insurgentes»). Есть у нее свой проект Fovea Hex, выпустивший три сингла с участием ряда культовых персон (Роберт Фрипп, Брайан Ино, Стивен Уилсон и мн. др.). Уильям Мюррей играл в группе Sour Grapes Ричарда и Линды Томпсонов, ездил в турне с Сэнди Денни. Последнее, что о нём известно – Мюррей переселился в Америку и работал там фотографом для журнала «Плейбой».
Такова краткая история Mellow Candle, типичный для Ирландии сюжет приключений странников-эмигрантов, которые отправились покорять мир, мечтая о славе и богатстве, но обрели лишь потери и разочарования. Из этого получился бы идеальный текст для фолк-баллады, а в реальности, пусть и не сразу, но судьба всё-таки воздала команде должное. Годы спустя альбом «Swaddling Songs» стал одним из виниловых раритетов, достигая в цене до 500 фунтов. Переиздание на CD привлекло к Mellow Candle поколения новых фэнов, которым пришелся по духу новаторский подход ирландцев к фолк-року. (Вернее, к аранжированному в духе фолка авторскому материалу.) Ход творческого процесса можно проследить по вышедшему в 1996 году сборнику раритетов «The Virgin Prophet», где есть даже треки, записанные на конюшне, и демозаписи песен с будущего дебюта.
Главный секрет притягательности Mellow Candle – в найденном ими удивительно тонком и изящном балансе между фольклором и арт-роком. Элегантные переплетения двух женских голосов, удачные клавишные аранжировки, развитые структуры композиций – трудно представить, что записывали это девушки, только-только закончившие школу!

Дискография:
«Swaddling Songs», 1972.
«The Virgin Prophet» (Unreleased 1969-1971)», 1996.


COS

Музыку брюссельского коллектива чаще всего описывают как сплав джаза, рока и прога с сильным влиянием кентербери (прежде всего Soft Machine), а более конкретно – как «бельгийский вариант французов Zao». Всё это справедливо, но можно услышать в музыке Cos и влияние калифорнийцев Spirit, и даже… югославов Leb I Sol, которые, правда, появились позднее.
Предтечей Cos была существовавшая с 1960-х команда Classroom, которая записала в 1974 году демоленту и получила контракт с CBS Records. Первый альбом «Great Postaelian Train Robbery» вышел в августе 1974 года уже под именем Cos и представлял собой мягкий ненавязчивый прог-рок со сдержанными аранжировками и заметными элементами джаз-фьюжна. В состав группы тогда входили гитарист/флейтист Даниэль Шелл (Daniel Schell), барабанщик Роберт Дартш (Robert Dartsch), басист Ален Готье (Alain Goutier), клавишник Шарль Лоос (Charles Loos) и вокалистка Паскаль Сон (Pascale Son), игравшая к тому же на гобое.
Паскаль родилась в 1948 году, ее отец был известным бельгийским джазовым музыкантом и журналистом, написавшим, в частности, биографию Дюка Эллингтона «Harlem Aristocrat Of Jazz». Вокалу Паскаль обучалась в Брюссельской музыкальной академии (Academie de Musique d’Ixelles); обладательница высокого голоса, она свободно чувствовала себя практически в любом музыкальном направлении.
«Great Postaelian Train Robbery» был издан крошечной фирмой Plus Records, виниловая версия альбома сегодня является большим раритетом. Чуть позже он был переиздан на EMI с черно-белым, отличным от оригинального, оформлением, затем – на Musea Records/Belle Antique. Последняя версия включает в себя демозаписи Classroom, однако вещь «Karbok» была исключена по настоянию Даниэля Шелла, к слову, мужа Паскаль. А жемчужинами альбома стали вещи «Cocalnut» и «Halucal».
В 1976 году выходит второй альбом «Viva Bomba», представивший слушателям новых музыкантов: Ги Лонно (Guy Lonneux, экс-Recreation) за барабанами и Марка Холландеар (Marc Hollander) на клавишных и духовых. Этот альбом, так же как и дебютник, является наиболее ценным для любителей прога; особенно стоит отменить десятиминутный эпик «L’idiot Leon», завершающий пластинку. (Кстати, «Viva Bomba» переиздавал российский лейбл MALS.) А вот музыку следующего альбома «Babel» многие пренебрежительно называют «кентербийским диско». На самом же деле, это скорее фанк, хотя кое-где ребята действительно переборщили с дискотечными битами. В целом же – вполне приличная пластинка с превосходной бас-гитарной работой Алена Готье. А на следующей, «Swiss Chalet» (1979), ребята решили поиграть не то с neu deutsche welle, не то с краут-роком, в общем, пластинка вышла очень немецкой, несмотря на франкоязычность большинства песен (английский группа старалась не использовать). Выделим весьма удачные вещи «Chasseur De Trois Heures» и «Gigolo». «Swiss Chalet» стал последним альбомом, записанным с Паскаль.

Новой певицей в коллективе стала Илона Шале (Ilona Chale), уроженка Испании, а из оригинальных участников к этому времени в группе остался только Даниэль. В 1982 году вышел в свет последний альбом Cos «Pasiones». Центральной темой альбома являлась судьба трех солдат-республиканцев во время Испанской гражданской войны 1936 года. Тексты песен были на французском, испанском, немецком и английском; иногда в песнях смешивались фразы на разных языках. Музыка была не менее пестрой – фанк, латино, новая волна, арт-рок, – однако в целом маловыразительной и пресной. На прощание Cos выпустили сорокопятку «Hotel Atlantic» (1983) и годом позже прекратили существование.
Экс-клавишник Марк Холландер основал культовую RIO-команду Aksak Maboul. Даниэль Шелл стал признанным академическим композитором – на его счету три оперы, саундтреки, сочинения для камерных ансамблей, в т.ч. несколько дисков Karo Ensemble/Karo Trio. Кроме того, он освоил и популяризирует гитарный тэппинг, а также инструмент по имени «tap guitar», двоюродный брат чепмен-стика. Еще одна его любовь и предмет изучения – индийская музыка. В своем творчестве Даниэль стремится свести воедино наследия разных культур, или, по его собственным словам, «соединить математику и гармонию в оптимальной гармонической схеме, где сочетаются мелодические элементы музыки разных стран и эпох». Что бы это ни значило.

Дискография:
«Great Postaelian Train Robbery», 1974;
«Viva Bomba», 1976;
«Babel», 1978;
«Swiss Chalet», 1979;
«Pasiones», 1982;
«Hotel Atlantic», 1983 (EP).


FUSION ORCHESTRA

Команда Fusion Orchestra была основана гитаристом Колином Доусоном (Colin Dawson) в 1969 году. Дело было в Лондоне, а интернет-поиска еще не было, иначе бы Колин придумал бы имя посложнее. Тем более что «фьюжн-оркестр» не был оркестром, и слово «фьюжн» скорее указывало на пестроту и смелость музыкантов в смешении разных стилей, среди которых был и хард-рок, и ритм-н-блюз, и джаз, и прогрессив-рок. Доусон начал свою карьеру с ритм-н-блюза и соула, потом увлекся хард-роком, и, наконец – прогрессивом в лице Jethro Tull, Yes и Colosseum. В команде он попытался соединить все эти влияния и сделать нечто свежее. Поначалу у микрофона был поющий басист мужского пола, но он быстро покинул поле боя, освободив место для эффектной 16-летней блондинки по имени Джилл Соуорд (Jill Saward). (Представившись, она прибавила себе на всякий случай пару лет). Музыканты, которые вообще-то приглашали певца, а не певицу, сразу оценили ее… эффектный голос и музыкальные способности. Как певица Джилл была самоучкой, но занималась на фортепиано, а также владела флейтой. Всё это очень пригодилось группе в дальнейшем. Концертная деятельность велась буквально на износ, и скоро музыканты стали собирать толпы поклонников в знаменитом «Marquee» и других клубах Лондона и всей Англии, а маленький лейбл Mother Records предложил ей контракт. Дело было в 1971-м, а ровно через год, увидев, что воз не тронулся с места, Доусон и Ко. предпочли разорвать договор. В июне 1972-го сложился «золотой состав» группы: кроме Джилл и Колина, в нём участвовали Дэйв Коуэлл (Dave Cowell, бас), Дэйв Белл (Dave Bell, ударные) и Стэн Лэнд (Stan Land, гитара). О концертах Fusion Orchestra начали ходить целые легенды – то группу заклеймят из-за чересчур прозрачных нарядов Джилл, то выгонят из какого-то клуба, потому что у ребят заклинило дымовую машину, и зрителям пришлось выбираться из зала наощупь. На концертах был сущий цирк: пока Джилл пела романтическую песню с акустикой в руках, Лэнд с Коуэллом на пару плясали канкан. А Белл играл соло на детской ударной установке, которую выкатывали на тележке несколько техников, а потом бросался со своими палочками на всё, что под руку попадется – только успевай уворачиваться!
Наконец на группу обратил внимание лейбл EMI, и в марте 1973 команда заключила контракт с этой прославленной компанией, а затем провела месяц в «Abbey Road», записывая свой дебют «Skeleton In Armour». Правда, как потом выяснилось, слишком хорошо – это уже плохо, и если большинство прог-роковых подопечных EMI издавались на «профильном» подлейбле Harvest, то Fusion Orchestra попали сразу на «головную контору», где с прогрессивом никто толком дел не имел. Поэтому лейбл потребовал от группы хит-сингл (нелепо-бравурная «When My Mama’s Not At Home» в чартах провалилась), а саундпродюсер Джефф Джарретт не мог понять, чего от него хотят музыканты. Немудрено – бедняга до этого записывал настоящие оркестры, а тут ему подкинули «фьюжновый»!
При всех этих трудностях альбом (за вычетом «хита») получился изумительно хорошим. Острый, звонкий, выразительный соул/джазовый голос Джилл, невероятная сыгранность, свобода музыкальной мысли и пышные, при этом абсолютно оправданные аранжировки. И, главное, неизменное чувство юмора. Оно проявляется как в текстах – целый эпик посвящен вечной проблеме уходящих из дома: «Have I Left The Gas On?», так и в музыке – в том же «газовом» опусе под конец слышна автомобильная сирена, которая наверняка приближается к дому бедолаги. Команду можно сравнить и с Colosseum, и с ранними Lucifer’s Friend. Даже гитарный звук, несколько уже архаичный для того времени, запись нисколько не портит.
Альбом вышел в ноябре 1973-го, затем последовало триумфальное выступление на разогреве у Чака Берри перед 50-тысячной аудиторией, а затем началась «дорога разочарований». Лейбл не знал, что делать с диском, и почти не занимался группой. Все продажи были достигнуты ценой невероятных трудов и непрерывных концертов. Продлевать контракт EMI не стали – говорят, тому виной кризис 1974 года, когда в запасах заводов закончился… винил, материал для пластинок, и фирмы грамзаписи решили печатать исключительно бестселлеры.
Нет смысла перечислять смены состава, достаточно упомянуть уход Колина Доусона в декабре 1975 после прощального концерта в «Marquee». После этого группа протянула еще полгода и распалась из-за причин «в основном финансовых, но усиленных личными и музыкальным разногласиями».
Последующая судьба участников группы различна. Джилл Соуорд добилась наибольшего успеха – в 1980-м она очутилась в успешной поп-джаз-фанковой команде Shakatak, где успешно выступает и по сей день (побывав в ее составе и в Москве). Доусон, Белл и Лэнд организовали команду Rampant Robot, но успеха с ней не добились. После этого все они играли в местных любительских командах, но музыку не бросали. И только под конец двухтысячных Колин Доусон решился вновь собрать коллектив. В Fusion Orchestra 2 – он и несколько новичков. Колин собирается давать концерты и записывать новый альбом, но, судя по всему, дальше репетиций дело у них пока не двинулось.

Дискография:
«Skeleton In Armour», 1973.


JOY UNLIMITED

Карьера будущих Joy Unlimited началась в 1965 году в стенах консерватории Мангейма (Германия). Движущей силой ансамбля являлась вокалистка Джой Флеминг (Joy Fleming), которую сравнивали с Дженис Джоплин, Дасти Спрингфилд и Маришкой Вереш. В 1966 музыканты взяли название Joy And The Hit Kids, в 1969 сменили вывеску на Joy Unlimited, год спустя последовало выступление на джаз-поп-фестивале в Дюссельдорфе, контракт с Polydor и запись дебютного альбома «Overground». На момент записи, кроме Джой, в составе команды были Клаус Нагель (Klaus Nagel, гитара, флейта, вокал); Ганс Херкенне (Hans W. Herkenne, ударные); Альбин Метц (Albin Metz, бас, труба, тромбон); Роланд Хек (Roland Heck, клавишные, вокал); Дитер Киндль (Dieter Kindl, бас, саксофон, вокал).
Пластинка представляла собой коллекцию коротких поп-роковых песен, половина которых – обработки чужих вещей. Стилистика альбома была весьма разнообразна: сущая поп-безделица «I Just Made Up My Mind» здесь соседствовала с роскошной «I Hold No Grudge», а из каверов выделялась «All Together Now» Леннона-Маккартни. Альбом был выпущен в трех вариантах, под разными названиями и с различным оформлением. Так, английская версия называлась «Turbulence» (в нее входил дополнительный трек «Sunshine»), а в США альбом был озаглавлен просто «Joy Unlimited».
В 1971-м контракт с Polydor был расторгнут, и ансамбль перешел под крыло немецкого прог-рокового лейбла Pilz Records, на котором чуть позже оказались и пионеры краут-рока Popol Vuh. К тому времени состав пополнил духовик Герд Кёте (Gerd Köthe). Вскоре вышел альбом «Schmetterlinge» (английский эквивалент – «Butterflies»). На этот раз Joy Unlimited удивили по-настоящему. Условно разделенная на три части «Schmetterlinge» подобна волшебной шкатулке, при каждом открытии которой находишь для себя что-то новое. Тут и вкрадчивость краут-рока, и монументальность прогрессива, и весьма нетривиальное использование духовых, а композиция «Rackness» вообще звучит как издевательство (в хорошем смысле этого слова) над блюзом. Кое в чём на этом диске немцы наверняка опередили своих британских коллег. Попробуйте сразу после «Бабочек» поставить, к примеру, «флойдовскую» «Meddle», датируемую тем же 1971 годом!
Удача с «Schmetterlinge» привела к несколько неожиданному результату: группу решили покинуть гитарист Клаус и вокалистка Джой. Последняя смогла сделать достаточно успешную соло-карьеру, несколько раз представляла Германию на конкурсе «Евровидение» и не раз провозглашалась немецкой королевой блюза и соул.
Несмотря на уход ведущих музыкантов, Joy Unlimited попытались выжить, выпустив еще два альбома. Музыка представляла собой неплохой прог-фолк в духе Jethro Tull, но слишком уж велика была тогда конкуренция в этом жанре. На «Reflections» (1973) пел уроженец США Кен Трэйлор (Ken Traylor), а на «Minne» (1975) – Джоши Динье (Joschi Dinier). Немного поконцертировав и издав несколько поп-синглов, Joy Unlimited распались в том же 1975 году.
На сегодняшний день всё наследие германцев переиздано на CD немецкой фирмой Garden Of Delight, кроме дебютного альбома, выпущенного англичанами Fallout Records. Издание главного шедевра немцев, «Schmetterlinge», дополнено концертным бонусом «Neckarbrücken-Blues», синглом «Silvergun» и композицией «All Heaven And All Earth Are Silent», ранее выходившей на виниловой компиляции «Heavy Christmas». А переиздание «Minne» дополнено аж девятью бонусами, два из которых – сольные вещи Герда Кёте.

Дискография:
«Overground», 1970;
«Schmetterlinge» («Butterflies»), 1971;
«Reflections», 1973;
«Mine», 1975.

Владимир ИМПАЛЕР – Comus, Fusion Orchestra, Mellow Candle
Андрей «Acid Zombie» МАНЯХИН – Cos, Joy Unlimited
(При написании истории Mellow Candle использован текст Алексея Желанова, полную версию которого можно найти на сайте www.old-rock.ru).

Андрей Маняхин

Андрей Маняхин