Тодд Шарпвилл: Блюз вне границ и сословий
Май 13, 2017
Пётр Кулеш (14 статей)
Поделиться

Тодд Шарпвилл: Блюз вне границ и сословий

Первое, что обычно слышишь о Тодде Шарпвилле: он — «блюзмен голубых кровей». Английский аристократ с длинной родословной, родственник британских монархов, наследник нескольких титулов. И вот – только представьте себе! – запросто играет блюз, исконно «чёрный» жанр…

Можно, конечно, поиронизировать над пиар-фишкой, но не лучше ли задуматься? Ведь если человек с подобными стартовыми возможностями решил посвятить свою жизнь блюзу – как минимум он беззаветно влюблён в эту музыку. И, судя по отзывам понимающих людей, любовь эта взаимная.

В 1994-м Шарпвилл получил премию British Blues Awards за лучший блюзовый альбом, а на следующий год, борясь за эту же награду в номинации «Best Guitarist», опередил Эрика Клэптона и Гэри Мура. В разное время он записывался и выступал с такими корифеями, как Питер Грин, Мик Тейлор, Брайан Мэй, Джорджи Фейм, Сноуи Уайт, Альберт Коллинз, Вэн Моррисон.

В середине марта Тодд приехал в Москву с серией концертов в рамках British Blues Invasion Festival. Он выступал c 15 по 19 марта в клубах «B.B.King», «Jam Club», «Jimi», джаз-клуб «Кино», а также концертном зале ЦДХ. Концерты каждый день – весьма напряжённый график. Хотя сразу же становится ясно, что для Тодда не существует такого понятия, как «выступление». Это просто такая часть его жизни, когда он играет на гитаре и поёт. Может между делом отхлебнуть из симпатичной банки чего-нибудь вдохновляющего или под аккомпанемент своих музыкантов рассказать какую-нибудь историю. О том, например, как купил свою первую пластинку или как написал песню, чтобы доходчиво объяснить своей подруге, почему ей нужно уходить с её тогдашней работы.

Сечкин, Шарпвилл, Липатов, Глухов, Клягин.

Хьюберт Самлин сравнил Тодда с Питером Грином, и, на мой взгляд, это сравнение вполне оправданно. Гитара Шарпвилла, как и гитара Грина, очень открыта, с обнажённым нервом. Она звенит, негодует, кричит, жалуется, грустит, доходя по полного блюзового изнеможения. Тодд не щадит ни собственные пальцы, ни инструмент (у него их было два – повидавший виды «страт» и «телек», перестроенный на тон ниже). Он размашисто скользит по всему грифу, словно мчится по ледянке на куске картона, тянет струны, шарашит отчаянное тремоло.

Вокал Тодда под стать его гитаре – очень динамичен и страстен, временами спускается до хрипловато-бархатистых раскатов. На сцене блюзмен всё время в движении – то притоптывает, то пружинит, то наклоняется к микрофонной стойке, то резко откидывается назад.

Шарпвилл и Клягин.

На московских концертах Шарпвиллу аккомпанировали наши музыканты – в большинстве случаев это были Алексей Сечкин (очень тонкий и умный клавишник) плюс динамичная, живая ритм-секция в составе Евгения Глухова (бас) и Ильи Липатова (барабаны). Конечно, не обошлось и без специальных гостей – ими стали Михаил Клягин (гитара, группа Евгения Маргулиса, Boogie Woogie Boom), Юлия Шишкина (клавишные, Boogie Woogie Boom), а также Сергей Воронов (гитара, губная гармоника, CrossroadZ). Всем с ним игравшим Тодд щедрой рукой дал время посолировать, а с Клягиным и Вороновым, естественно, не обошлось без дуэлей. Когда гитаристы на кураже, с горящими глазами стоят друг напротив друга, их пальцы летают по грифам – «А если вот так? Чем ответишь?» Немного вальяжный, ироничный Клягин и занозистый, резкий Воронов – в перекличке с Шарпвиллом оба были хороши, каждый по-своему. Ну а в композиции «Stand Your Ground» Михаил сыграл на лэп-стил-гитаре, в одиночку заменив целую духовую секцию.

Шишкина, Сечкин, Липатов, Шарпвилл.

Одним из самых эффектных моментов финального концерта турне, состоявшегося в джаз-клубе «Кино», был «мини-джем» клавишников. Поскольку вторых «клавишей» не было, Юля Шишкина села прямо на колени к Алексею Сечкину – и они стали играть «в три руки»! Вот это был рок-н-ролл так рок-н-ролл! Тем более что исполнялся один из номеров Чака Берри. Накануне пришла печальная новость о кончине патриарха рок-н-ролла, так что почти всё второе отделение было решено посвятить ему: «Maybelline», «Johnny B Goode»… При участии Сергея Воронова рок-н-роллы, конечно же, превратились в полноценные развёрнутые джемы с гитарными перекличками.

Исполняемая Тоддом в туре программа состояла из номеров его собственного сочинения («Lousy Husband But a Real Cool Dad», «Stand Your Ground», «Red Headed Woman» и других), а также стандартов, таких как «Sugar Sweet» Фредди Кинга или «Five Long Years» Эдди Бойда. Была и развёрнутая версия «роллинговской» классики «You Can’t Always Get What You Want», приберегаемая обычно под конец. Конечно же, с длиннющими инструментальными соло и радостно подпевающими зрителями.

Сечкин, Шарпвилл, Липатов, Воронов, Глухов.

В заключение предоставим слово самим музыкантам.

Алексей Сечкин: «Тодд – непревзойденный мастер сцены, в котором великолепным образом сочетаются музыкальный вкус, гитарная техника, вокал, композиторский талант. С ним очень легко найти общий музыкальный язык; мы понимали друг друга буквально с музыкального полуслова. Он умеет выжать из себя и из музыкантов, которые с ним играют, всё на триста процентов».

Михаил Клягин: «Тодд с удовольствием даёт играть партнерам и внимательно слушает – это редкое качество. Думаю, все музыканты меня поддержат – для нас это был прекрасный опыт игры и общения со звездой такого уровня!»

Тодд Шарпвилл: «Я очень ценю возможность приехать в Россию и поработать с вашими музыкантами – их преданность своему делу не имеет равных. Мне по душе то, что музыканты по большей части везде одинаковы: у всех у нас одни и те же устремления, надежды, мечты и чувство юмора! Это такой всемирный клуб посвящённых, очень душевный. Наше сообщество выходит за рамки общественных норм в той же степени, в какой выходит за географические границы. Я буду скучать по своим русским “соотечественникам”, но уверен, что снова увижусь и сыграю с ними со всеми».

И к этому добавить, по сути, нечего.

Пётр КУЛЕШ
Фото: Олег Данилович
Благодарим Бориса Литвинцева (Hot Draft Productions) за аккредитацию.

 

Общее впечатление

17 и 18 марта 2017 г.
Москва, клубы "Jam" и "Jimi".

Пётр Кулеш

Пётр Кулеш