The Thunderbeats & The Karovas Milkshake: В логове троглодитов
Сентябрь 14, 2016
Пётр Кулеш (14 статей)
Поделиться

The Thunderbeats & The Karovas Milkshake: В логове троглодитов

Вечером 30 апреля в Drunk Crafts Bar я ожидал услышать нечто, как сказал бы поэт, «весомое, грубое и зримое». Нечто, лишённое музыкальной затейливости и игр ума, зато полное правды жизни, драйва и искренних бурных эмоций.

Шёл я на выступление группы из Екатеринбурга под названием The Karovas Milkshake. С лидером «каровасов» Альбертом Круппом мы «зафрендились» на «Фейсбуке» на почве любви к разной «сердитой» музыке середины 60-х. И вот теперь мне предстояло познакомиться с ребятами «в реале» и услышать их вживую.

По узенькой крутой лестнице взбираюсь на второй этаж и вхожу в просторное полутёмное помещение. Ярко освещён только один из углов, отведённый под сцену. Кирпичные стены, блестящие толстые трубы под потолком, прочее тонет в резких чернильных тенях.
Первая группа – The Zou Bisou – только что отыграла и освобождает сцену. Следующими выступают The Thunderbeats – ну это просто легенды отечественного «неогаража». Музыканты не стали «раскачиваться» и сразу вышли на «крейсерский режим». Не сбавляя темпа, они отыграли свой часовой сет – и зрителям просто некогда было перевести дыхание. Публика реагировала так, что пол в клубе буквально ходил ходуном.

Облик гитариста и вокалиста Алексея Черняева воскрешал в памяти образы героев 1966 года. Его вокал вполне соответствовал стилю – агрессивный, иногда тягучий, иногда срывающийся на крик. Звук гитары был тоже из тех времён – проходя через разные «примочки», он становился то резким, «перегруженным», то «зыбким», «плывущим». От гулкого баса Вадима Маркова закладывало уши, пещерные барабаны Олега Пескова выдавали какие-то совершенно первобытные ритмы, орган Алексея Лопаревича повторял раз за разом простые риффы и аккорды.
Хочу особо отметить, что электроорган – самая настоящая советская «Юность», изготовленная аж в 1967 году! Да, это не благородный «хаммонд», не всемогущая современная «доска»; это, если хотите, «дешёвый пластик». Но он плоть от плоти, кровь от крови эпохи шестидесятых. Это тот самый звук – и лучше его не надо.

С точки зрения любителя «чего посложнее» музыку The Thunderbeats можно назвать примитивной, однако в этом самом примитиве и таится магия. Этот неотвратимый ритм заполняет всё твоё существо, заставляет резонировать каждую клетку твоего тела, заставляет требовать ещё, ещё и ещё того же самого.
Сет группы практически полностью состоял из оригинального материала, но напоследок музыканты приготовили пару знатных каверов. Сначала сделали «Another Brick in the Wall» – по-хорошему зло и бескомпромиссно, без всего этого уотерсовского пафоса и наводящих тень на плетень «раздумий» на заднем плане.
– «Another Brick» очень подходит к стилю исполнения The Troggs, – сказал мне Алексей. – А это одна из моих любимых групп».
Ну и последним номером в программе была «No Escape». Услышать вещь The Seeds «вживую», в Москве в апреле 2016-го! Это ж дорогого стоит!

«Каровасам», завершавшим весь вечер, было нелегко загрузить по новой уже казалось бы «перегруженную» публику. Но они вполне со своей задачей справились, здорово отыграв полуторачасовой сет. Звучание The Karovas Milkshake было не столь «ортодоксальным», как у The Thunderbeats; музыка группы – это действительно оригинальный «коктейль» из разных стилей. Американского «гаража», ритм-энд-блюза, фрикбита, ранней психоделии, элементов свободной импровизации. «Каровасы» вовсю гипнотизировали публику – то раскачивая в буйном ритме, то убаюкивая гитарной вязью в духе The Grateful Dead.

Сет включал в себя как оригинальный материал (например, «Cryptique» с недавно вышедшего альбома «In The Shade Of The Purple Sun»), так и кавера. Меня, как любителя The Yardbirds и The Misunderstood, особенно проняла «I’m Not Talking». Два гитариста свободно менялись партиями лидер- и ритм-гитары, скользили по мозгам собравшихся звенящим слайдом. Кроме того, гитарист Сева Слепушкин просто взвинтил всех своей безумной игрой на «фуззованной» губной гармонике (особенно в композиции «Cat’s Squirell»). Партии лидер-вокала исполняли все четверо – включая барабанщика Никиту Новикова, хотя основным был всё-таки басист Альберт Крупп. По тому, как он держался на сцене, по тому, как «держал» всю музыку его бас, – чувствовалось, что лидер группы именно он.
Во время исполнения финального номера – «The Last Time», ребята ударились в коллективную импровизацию, завелись в отчаянном фидбэке… Гитарист Саша Глушков просто ни секунды не оставался на месте, вертелся и метался по сцене точно одержимый.
– «Сцена очень маленькая, – словно извиняясь, сказал он мне потом. – Я всё время боюсь что задену кого-нибудь грифом».

Когда Саша поднял гитару над головой, я на какой-то миг поверил, что он сейчас разобьёт её на манер Пита Таунсенда… То есть эмоциональный накал настолько высок, что надо что-то сделать, а все выразительные средства уже исчерпаны. Остаётся разве что взять, да и долбануть как следует.
Неужели?.. Но нет, обошлось – Саша начал медленно опускать гитару, потом как-то стал складываться сам и закончил номер лёжа на полу, обмотанный гитарным шнуром. Чёрная гитара беззвучно лежала на нём сверху…
Ну что же, ожидания мои оправдались полностью – The Thunderbeats и The Karovas Milkshake перетряхнули меня с ног до головы. С тех пор как эта музыка была «последним словом», в роке прошло уже полвека, но люди, которые получают кайф, играя её или слушая, по-прежнему есть. Причём не только в Штатах или Англии, но и в других странах тоже – в том числе и у нас.
Так что «троглодиты» вас ждут – добро пожаловать в логово!

Пётр КУЛЕШ
Фото: Arrow Song, Katarina Grün

Пётр Кулеш

Пётр Кулеш