«Нашествие»-2017: Приключение века
Ноябрь 23, 2017
Елена Савицкая (161 статей)
Поделиться

«Нашествие»-2017: Приключение века

«Зачем вы ездили на «Нашествие»?!» Таков был, пожалуй, наиболее часто задаваемый нам вопрос после возвращения с фестиваля. С тех пор утекло уже много воды, страсти поулеглись, грязи запорошил снежок… Впрочем, на всякий случай уточним, что никто нас туда ехать не заставлял и менять формат издания мы не собираемся. Причин для посещения «идеологически чуждого» фестиваля было несколько: 1) составить собственное представление о самом массовом российском рок-опен-эйре; 2) получить общее впечатление о современном российском радиоформатном роке и понять, так ли он страшен, как его малюют; 3) нестандартно провести уикенд — 7-9 июля 2017 года.

К тому же в планах была большая статья по рок-фестивалям. Легко быть диванным аналитиком и писать тексты на основе «Википедии», но куда лучше увидеть всё один раз своими глазами. И уже на основе увиденного сделать выводы о плюсах и минусах самого обсуждаемого рок-мероприятия страны.

 

На первый взгляд, минусов куда больше. Возможно, нам просто не повезло и год для знакомства мы выбрали неудачный. «Нашествие»-2017 проходило в экстремальных условиях: небывало холодная погода (+10 – +15 в июле), непрерывный дождь, то моросящий, то усилившийся (закончился он только в воскресенье), тонны грязи, в которую превратилась почва, перемешанная тысячами ног. К сожалению, все опен-эйры целиком и полностью зависят от погоды, повлиять на которую не в силах ни один даже самый мощный организатор. Но, зная прогноз, организаторы могут подготовиться к сюрпризам природы, тем более что «Нашествие» уже несколько лет проходит на стационарной площадке в Большом Завидове. Увы, похоже, что для «верхушки» фестиваля удобство посетителей было не в приоритете.

Да, шла речь о проведенном дренаже поля, но результаты его как-то не впечатляли. Скользкая вязкая каша без конца и края с редкими островками сухой травы. А ведь можно было сделать деревянные тротуары по периметру поля и между сценами, засыпать щебнем или песком парковку (платную!), которую развезло буквально до состояния болота. Много написано о том, как автомобилисты пытались выехать оттуда в субботу и воскресенье, платя немалые деньги местным трактористам за буксировку (а потом и за ремонт авто). Да, подоспела бесплатная помощь от МЧС, но ее, судя по отзывам, дождались далеко не все. Можно было, наверное, организовать бесплатный кипяток, лучше убирать туалеты, чаще вывозить мусор. В общем, многое можно было бы сделать, но тогда было бы слишком легко и просто. А организаторам не было бы на чём учиться в дальнейшем. Больше повезло тем, кто (как мы) решили приехать на электричке – их в дни «Нашествия» сделали бесплатными для предъявителей билетов или приглашений на фестиваль. Правда, на обратной дороге и у нас не обошлось без приключений, но об этом – позже.

 

Условия для прессы были отличные: и шатёр с водой-чаем-кофе, и обогреваемый пресс-центр, где постоянно проходили встречи с музыкантами и тем же организаторами, и место для палатки в вип-лагере. К тому же тот, кто пережил «Пустые Холмы» 2009 года, не будет бояться какой-то там грязи. Сравнения с этим легендарным теперь уже фестивалем напрашивались постоянно, хотя по принципу организации и по сути своей два этих мероприятия лежат так далеко друг от друга, как Сахара и Гренландия, например. Главное, что резиновые сапоги, дождевики и запас сухой одежды решают в таких условиях многое. Остальное могут решить 100 граммов водки на ночь.

Кстати, о выпивке. У фестиваля пивной спонсор, и пенный баночно-разливной напиток, соответственно, продавался на каждом шагу. Многие закупали его упаковками, несмотря на немалую цену. Но приподнятое состояние не переходило в агрессию или грубость. Вообще, как показалось, народ на поле воспринимал ситуацию на позитиве. Как и на любом другом рок-фесте, люди обнимались, братались, «отрывались» под любимых артистов, помогали друг другу. Кто-то падал – просто потому что было очень скользко – ему помогали встать. Кто-то подавал руку, чтобы вместе перейти особо топкое место. Кто-то радостно хлопал по ладоням стоявших у заграждения слушателей. Ну а кто-то устраивал мошпит в «танцпартере». И необязательно для этого было принимать алкоголь. Просто надо было перестать смотреть только под ноги и взглянуть чуть выше. Хотя бы на сцену.

Сейчас, когда на «Нашествие»-2017 обрушились тонны критики, как-то забывается о том, что это всё-таки музыкальный фестиваль. А может, и не совсем музыкальный? Наверное, чтобы ответить на этот вопрос, нужно ездить туда каждый год. Но от музыки тут точно никуда не уйдешь: две сцены, слышно отовсюду. Но и тут есть свои ограничения: например, обладатели «обычных» билетов за 2000 рублей не могут пройти ближе к главной сцене в огороженную фан-зону. А это довольно большая территория. Конечно, для «простой публики» за «забором» повесили дополнительные динамики и экраны, но разве в этом счастье настоящего рок-фаната? Хочешь быть ближе к кумирам – плати дополнительные деньги. Ну а если хочешь смотреть с трибуны – плати еще. Трудно такое представить на тех же «Холмах», где не было вообще никаких заборов и препон, кроме разве что ленточки перед сценой.

В качестве плюса можно отметить тот факт, что звук и свет на «Нашествии» были действительно превосходными. Особенно впечатляла гигантская главная сцена, обставленная по последнему слову техники и украшенная по бокам двумя впечатляющих размеров экранами. Звук такой разборчивости, когда слышно все инструменты и голоса в отдельности и вместе они объединяются в объемную картину, редко услышишь и в «зальных» концертах. При этом программа фестиваля (за небольшими исключениями, о которых позже), несмотря на все погодные катаклизмы, была выдержана с точностью до пяти минут. Правда, вот путь между сценами превратился в полосу препятствий, в связи с чем не удалось толком послушать сцену «Наше 2.0.» (она же — малая сцена, что бы ни говорилось о том, что обе площадки равнозначны). Жаль, ведь именно там мы надеялись открыть для себя какие-нибудь «неформатные» молодые таланты. Особенно заинтриговали – хотя бы по названиям – «Группа Oleg», «Виктор Виталий» (не путать с просто «Виктор») и «Сказочное свинство», придётся искать их теперь в интернете! А на главной сцене шли почти сплошным потоком лидеры современного российского радиоформата. Тоже интересный вариант, на котором мы и сосредоточились.

Суббота, 8 июля

Ну а в том, первый день фестиваля, пятницу (7 июля) пришлось пропустить, виноваты только мы сами. Причины тому были ну очень техническими и уважительными. Прямая интернет-трансляция с обеих сцен – отличная идея, так что удалось получить представление о выступлениях «Пилота», Найка Борзова и «Несчастного случая». Дождь хорошо чувствовался и через камеру. Алексей Кортнев на сцене «Наше 2.0» даже прервал выступление во избежание аварийных ситуаций, но потом вновь вернулся к публике. А вот что была за театральная постановка на главной сцене, понять так и не удалось.

Мы же в субботу с утра успели услышать несколько песен «Алисы», открывшей главную сцену. Группу было слышно даже с железнодорожной платформы и из окон автобуса, курсировавшего до фестиваля — он по пути заглох, но мы еще не вникли в суть предзнаменования. Затем, уже в процессе ориентирования на месте и установки палатки – сет «Мельницы» (кстати, героини одной из «ИнРоковских» обложек) из песен с двух последних альбомов, завершившийся старой доброй «Дорогой сна». Состав команды слегка изменился – её покинули звукорежиссёр Алексей Денисов (Матраскин) и виолончелист Алексей Орлов. Кадровые изменения в группе, как сказала сама Хелависа на пресс-конференции, связаны с «оптимизацией процесса» и желанием достичь более рок-ролльного звука в зале и чистого – в аранжировках, но на творческий процесс это никак не повлияет. Надеемся, что так и будет, а пока ждём нового акустического проекта Хелависы и гитариста Сергея Вишнякова, который будет «совсем не похож на «Мельницу»».

    

Вообще, пресс-конференции – отдельная история, и чтобы посетить их все, нужен отдельный человек в штате (а где ж его взять?). Покуда «на поле» было холодно, журналисты отогревались в пресс-центре, и встречи проходили оживлённо. Встречались совсем незнакомые нам персонажи, например, Александр Балунов из группы «Король и Шут», написавший, как выясняется, не одну книгу про свою бывшую команду. Нынешняя, продававшаяся в ларьках с мерчандайзингом, называлась «Бесконечная история». Не купили. Или вот солист группы Casual Алексей Яшин добрался в пресс-центр с малой сцены со сломанной ногой (шёл минут сорок) – само по себе геройство. (Ногу он сломал ещё до этого). Участники группы «Виктор» (кавер-бэнд «Кино») рассказали о любимых песнях Цоя. Были еще две организаторские конференции, на которых продюсерам, директорам и менеджерам приходилось отбиваться от неудобных вопросов. Также мы узнали о новинках Минобороны («мы очень советуем вам доплыть до их площадки», — советовали организаторы журналистам в первый день), мерах безопасности, «потеряшках», «дебютантах» фестиваля, лагере для людей с ограниченными возможностями и выборах президента «Нашествия», которым, как всем уже известно, стал Сергей Шнуров из группы «Ленинград».

 

 

Между тем на поле продолжалась программа – группа «7Б» исполняла песню про «Молодые ветра». Группу эту лично я переношу с трудом из-за особенностей вокала (нарочито гнусавое пение с растягиванием слов), да и хиту вышеназванному не меньше 15 лет. (Вообще, упрёки в адрес «Нашествия» о повторяемости как хедлайнеров, так и репертуара вполне обоснованны, но что поделаешь, если на том зиждется политика радиостанции и фестиваля!).

Затем преемники «Короля и Шута» – группа «Княzz» – отыграли развесёлую программу, завершив её не менее древним хитом «Прыгну со скалы». Но на наследии «КиШа» группа «Княzz» сосредотачиваться не собирается, ведь она достаточно молода (образована Андреем Князевым в 2011 году), а альбомов у неё уже много. На слух – вполне себе годный задорный фолк-панк со скрипкой. Вообще панки на «Нашествии» порадовали, выглядели они как-то честнее и откровеннее остальных. Авиашоу пилотажной группы «Русские витязи» было тем временем отменено из-за непогоды: летать низенько под тучами нашим истребителям, ясное дело, несподручно.

«Сурганова и Оркестр» – тут тоже скрипка, но другая, лирическая. Жаль, что Светлана сыграла на ней лишь во вступительной инструментальной композиции. Вообще бывшая «вторая половинка» «Ночных снайперов» нашла себя со своим оркестром. Это музыка в духе поп-рока 80-х с красивой мелодикой и романтическими текстами про полёты и вдохновение. Правда, почему герою (или героине) главного танцевального хита «Встань в проёме двери» так настойчиво предлагалось встать в этом самом проёме, осталось непонятным. Впрочем, загадками великого русского языка были полны тексты и многих других групп. Возможно, их и не надо разгадывать. Главное, чтобы в песне был некий «посыл» (а тут он был), а вот когда его нет – дело плохо.

Группа «СерьГа» Сергея Галанина – добротный и спокойный русский ритм-энд-блюз. Пожалуй, слишком спокойный. Обязательная «А что нам надо?» ещё с самой первой пластинки 1994 года. (Кстати, не случайным кажется употребление слова «война» здесь и в текстах ещё многих групп, выступавших на фестивале). Стёбноватая (и относительно свежая) «Валера, ты где?» – любителям мема про Валеру, которого искали на многих фестивалях, посвящается. Под конец была исполнена совсем новая песня «Бурый медведь» – вполне неповоротливая и увесистая. Зато дождь кончился, что не могло не порадовать.

Пока любители русского блюза мокнут под Галанина, пол-редакции в лице Импалера совершает пробежку (или заплыв, как точнее, не знаю) до малой сцены, где вовсю отжигает неизвестная доселе группа «Дайте два». Причем отжигает в буквальном смысле — девушка у микрофона размахивает чем-то вроде бенгальских огней. Музыка — стандартный альтерно-метал с женским надрывным вокалом.

Заметно любопытнее следующие фигуранты малой сцены — «План Ломоносова», харизматичные московские панки. Лично мне это название было уже известно благодаря тому, что продюсированием их альбомов занимается экс-вокалист «Эпидемии» Максим Самосват. Выходя к публике, фронтмен «Плана» показывает ногу, обмотанную пластиковыми пакетами — похоже, здесь, в отличие от главной сцены, условия для артистов приближены к общечеловеческим. Музыка — мелодичный и весёлый поп-панк с социальными текстами — хороший контраст с гиперсерьёзной основной сценой. Но пора было торопиться обратно, ведь там…

        

…начиналось выступление Louna с неподражаемой солисткой Лусинэ «Лу» Геворкян. Группа относительно молодая, выросшая в 2008 году на основе московской гранж-команды Tracktor Bowling. Тут и бешеный драйв, и отличное взаимодействие с залом, и социальный запал. Честно говоря, песня со словами «Сожми кулак и бей» («Бойцовский клуб») поразила какой-то неженской энергетикой, даже агрессией, но таков мессидж группы! К тому же тут была и трогательная песня про маму, и вполне позитивные «Штурмуя небеса» и «Сделай громче!». Группа напомнила Guano Apes и подачей, и мощным, с хрипотцой голосом солистки. Понятное дело, что публика устоять не смогла, в толпе зажглись файеры и завертелся мошпит. В финале Лу спустилась вниз и пожимала руки публике, один из гитаристов смело отправился в плавание по «волнам» партера (был благополучно возвращён обратно), а второй швырнул свою гитару за сцену (говорят, была столь же удачно кем-то поймана). В общем, одна из групп, которые реально понравились – надо будет послушать ещё.

Следующую группу, просидев на пресс-конференции Louna, мы пропустили. Говорят, The Hatters вели себя не очень адекватно и устроили лёгкий скандал на сцене. Но какой же рок без скандала! Команда в духе балаган-рока а-ля Red Elvises или Эмира Кустурицы считается одним из самых модных проектов 2017 года. Надеемся, у нас ещё будет шанс их послушать (а может быть, это и не обязательно). Тем более что на пресс-конференцию зайти стоило — хотя бы ради того, чтобы увидеть нашего давнего знакомца, гитариста Рубена Казарьяна, который когда-то принимал участие в самом первом фестивале InProg в 2001 году в составе прогметал-группы Nordream. Специально чтобы порадовать нас, Рубен нарисовал на фестивальном постере логотипы хэви-метал-групп. Приятно!

Кто такой Сергей Бобунец? Ценители русского рока знают – это солист екатеринбургской группы «Смысловые галлюцинации», появившейся ещё в конце 80-х (!). Несмотря на солидный рок-н-ролльный стаж, Сергей ещё молод – ему 43 года, самое время начать новую жизнь. Видимо, основателя группы порядком достало её «непонятное» название, раз в 2017 году он решил прекратить его существование. Так что на «Нашествии» Бобунец впервые выступил с сольным проектом. Правда, песни пел всё те же – «Звёзды 3000» и «Вечно молодой». И ещё целых два кавера «Кино» – «Последний герой» в поп-версии и «Мама, мы все тяжело больны». Из толпы Сергею дружелюбно помахивал картонный Киркоров (один из посетителей вырезал его фотофигуру в полный рост). Выступление показалось довольно вялым, хотя фанаты были в восторге и даже выстроили любимому «Бубе» послание из огромных латинских букв. Артист был тронут.

Супергерой русского рока – Сергей Чиграков, он же Чиж, и его Co. Начали прямо-таки с песни про вечную молодость (ну что ж все про неё пишут!), которую Чиж исполнил дуэтом с победительницей какого-то конкурса, уверенно не попадавшей в тональность. Дальше было лучше. Две шикарные бэк-вокалистки, чьё пение придавало ресторанно-цыганистого шарма (вспомнилось даже «Dance Me To The End Of Love»), аккордеон, блюзово-гитарные соло. Чиграков поёт про себя. Душа нараспашку. У него на лбу словно таблички: «Я музыкант», «Я блюзмен» и ещё «Я хучи-кучи-мен». В этом ключе была исполнена и летовская «Ходит дурачок по лесу» – ещё одна дань «ушедшим героям». Но окончательно сразила не она, а длинная сага про циничного музыканта, дурившего голову героине, бросившего её с дитём и уехавшего в Копенгаген. Ну, в общем, девчонки, не любите музыкантов, даже если они хучи-кучи-мены! Менеджеры среднего звена куда надёжнее.

 

И снова пробежка с фотоаппаратом через всё поле, мимо харизматичнейших персонажей, неизменно доброжелательных и склонных получать удовольствие даже от такого экстремального приключения. «Зафоткайте меня! Я король кучи говна!» — кричит весёлый панк посреди глиняного болотца. «Даже чувствуешь удовольствие, когда по этому идёшь», — рассуждают два фаната русского рока постарше. У малой сцены начинается концерт F.P.G. — это снова панки, но заметно тяжелее. Главный хит — «Дерзость и молодость» — наверное, лучшая формулировка этого стиля. Прямо в топком «танцпартере» начинается «мош», а фанаты готовят файера. В какой-то момент они зажигаются все разом, небо буквально чернеет от копоти, вокруг на пару минут становится темно, как в клубе. Впечатляет!

Пока добрался до большой сцены, и впрямь стемнело. 25/17 – опять полностью «не наше», несмотря на актуальность и забористую «омскую закваску». Всё-таки рэп (пусть местами и мелодизированный) требует хорошей моральной подготовки. К тому же группа почему-то запретила снимать себя из фотопита — такие новые, а уже «звездные»…

А вот хэдлайнеры первого дня «Браво» – это чудесно. Лучшее выступление субботы! И, пожалуй, только эта команда своими романтичными танцевальными хитами могла согреть публику в этот в холодный вечер. Над сценой вознеслись огромные надувные буквы «БРАВО». После возгласа-приглашения «Танцуют все!» зазвучало инструментальное вступление на тему «Желтых ботинок». Свингующая духовая секция, ностальгические тембры клавиш, зажигательные ритмы, белые брюки и ковбойские шляпы – устоять невозможно! «Ветер знает», «Московский бит», «Король оранжевое лето», «Стильный оранжевый галстук», «Лучший город земли» и многие другие подняли настроение и заставили примириться с вновь начавшимся дождем.

Вокальные обязанности по очереди брали на себя Роберт Ленц и Евгений Хавтан, а для исполнения «Чудесной страны» на сцену была приглашена певица Яна Блиндер, своим забавным имиджем столь напомнившая Жанну Агузарову… Правда, слова песни Яна пока недоучила, а потому, не скрываясь, подсматривала в шпаргалку, написанную прямо на сгибе руки. Полуторачасовой сет «Браво» завершился очередным кавером на «Кино»: под аккомпанемент игрушечного оркестра из укулеле, аккордеона, маракасов и засурдиненных труб была исполнилнена «Когда твоя девушка больна». Даже если это и было сделано по какой-то разнарядке «на Цоя», то прозвучало очень мило и элегантно, в гавайском стиле.

После этого об отсутствии неких братьев Сафроновых (говорят, это известные иллюзионисты, грозившиеся разрезать всех «звёзд» пополам, но небольно) уже не приходилось жалеть. Однако на сцене «Наше 2.0.» было обещано в 23.30 выступление Гарика Сукачёва и «Бригады С». Правда, вокруг этого выступления давно зрел скандал: на сайте и официальных страницах Сукачёва заявлялось, что выступления на «Нашествии» не будет, поскольку в нём отказано, организаторы же убеждали, что никакой отмены нет, и договор подписан. Ну и кто же оказался прав? Когда по хлябям мы дочапали до малой сцены, там играла некая группа «Жулики» (хорошее название, правда?) с обширным репертуаром панк-версий хитов всех времен и народов от Джо Кокера до «Мумий Тролля» и «Руки вверх». Слушать это было решительно невозможно. На следующий день на вопрос «Где Сукачёв?» организаторы ответили лаконично: «Артист не приехал». Не то что бы мы об этом сильно жалели, но для полноты картины хотелось бы слышать и его. А вот многие поклонники были, что говорится, обломаны.

Воскресенье, 9 июля

Утром 9 июля слегка распогодилось. В полдень на сцене уже стояла группа «Ундервуд» – исполнительница игриво-романтичного хита «Гагарин, я вас любила» и других не менее популярных песен. Основатели группы Максим Кучеренко и Владимир Ткаченко на сцене смотрелись уже как близнецы-братья. Они активно красовались на подиуме и убеждали публику, что именно «Ундервуд» разогнал тучи (слушатели, впрочем, не возражали). Жаль, гитариста Корнея, известного любителя King Crimson и обладателя особого «эстетического чутья» (Википедия), на сей раз в составе не было. Группа, изначально родом из Крыма, представила на суд слушателей новую песню «Скарлетт Йоханссон едет в Херсон» – бодрый поп-боевик с отзвуками «дикого Запада» в гитарных партиях. Стоит ли искать в этой, казалось бы, безобидной песенке политическую подоплёку? Уверены, что нет, но красотке Скарлетт наверняка икнулось. А заключила выступление нетленка «Йога и алкоголь» (с последним герой песенки дружески прощается). В общем, стёб, мир, любовь и да, солнышко.

Далее градус социального накала усиливался. Зазвучал «Интернационал» (я не ослышалась?) и на сцену вышла группа «Наив» – одна из старейших российских панк-групп. Задорные, боевые и внешне непритязательные песни. Пусть и с толикой глэма. Правда, печать интеллекта на лице основателя и вокалиста группы Александра «Чачи» Иванова ничто не смоет, но кто сказал, что панк должен быть тупым? В чёрном плаще с кровавым подбоем… простите, с логотипом в виде заключённой в круг буквы А, он смотрелся слегка инфернально и весьма внушительно. В таком плаще если и петь кавер Цоя, то, конечно, «Маму – анархию». Да и речи были соответствующие: например, о том, что «все государства – концлагеря». Так что панк ещё не утерял свой социальный запал! По словам Чачи на пресс-конференции, на грядущем альбоме «Make Naïve great again» будут фигурировать и американские, и российские политики. Даже в очередном хите на алкогольную тему «Суперзвезда (Когда я перестану пить)» есть политические заходы. Эта честность импонирует слушателям, неслучайно «Наив» стал единственной (?) группой, которую вызывали на бис. Но есть у «Наива» и просто песни о любви, например, весёленькая (?) «Се-ля-ви (Эта песня о любви)», или вещь, которой закончился сет – слегка ленивая и расслабленная «Я не шучу».

Следующая группа – «Гильза» – вышла на сцену в костюмах зверей (модная нынче тема), но по музыке показалась бледной копией «Ночных снайперов», несмотря на все старания певицы в образе летучей мыши. Поэтому — снова бегом к малой сцене, благо грязь слегка подсохла и делать это стало несколько проще…

А там гремел «Северный флот» — одна из фракций панк-легенды «Король и шут», о чём можно было бы догадаться по обилию «кишевский» атрибутики у фанатов перед сценой. Приобщиться к старым хитам не получилось — настолько чудовищным, перегруженным на басах оказался звук под сценой. Судя по всему, музыканты находятся на полпути от панка к трэш-металу, но вокал… он не то что панковский, он просто никакой. Но без песен «КиШа» мы не остались — дождитесь концовки репортажа…

      

На большой сцене тем временем отыграл коллектив под названием «Анимация», который, как и «Гильза», слишком хорошо вписывался в понятие «типичный русский рок», пусть и слегка утяжелённый. А вот последовавший за ним «Слот» – это как раз альтернатива таким стандартам, пусть и со своим сводом обязательных правил. Эту группу невозможно не сравнивать с Louna. В обеих на первом плане девушки, музыка – тяжелая и агрессивная, но у «Слота» к женскому вокалу добавляется ещё мужской речитатив, а общая направленность творчества более депрессивная. Солистка «Слота» Дарья «Нуки» Ставрович вышла на сцену в легком спортивном костюмчике (шортики и топик) с надписью «Юность» и всё выступление энергично пропрыгала, словно заводила команды черлидеров. Если Лу Геворкян – это российская Сандра Назич, то Дарья – это наша Доро Пеш, так как её высокий мощный голос отличается необыкновенной «прорезной» силой и характерными «расщеплёнными» тонами. В толпе немедленно закрутился мошпит и зажглись файеры. Вместе со всеми радостно скакал и картонный Киркоров. И вновь отметим, по крайней мере в этой подборке, преобладание песен на тему войны – пусть это не конкретная война и даже не военные действия как таковые, а внутренний раздрай и противостояние всему миру, как в песне «Бой».

И ещё маленькая пробежка. На малой сцене — Total. Удивительная штука время… Еще помнятся бравурные релизы одной пиар-конторы о новых героях альтерно-метала, Total «разогревали» западных рок-звёзд, таких как Мэрилин Мэнсон, а певицу Марину Черкунову считали новой Сандрой Назич… Но то ли время стиля ещё не пришло (см. Louna и Slot), то ли в этом позиционировании была некая искусственность, но звезда Total так и не взлетела. Но и не полностью потухла. В культовом клубном варианте группа существует до сих пор и неплохо «жжёт» на сцене, а в образе миниатюрной стриженой под ноль вокалистки появилось нечто ведьмовское…

На главной сцене подошло время грандов, команд, входящих в почти что обязательную обойму любого «Нашествия». Первая, «Калинов мост» выступила предсказуемо качественно, но как-то сдержанно. Может быть, потому, что группа (как сказал Дмитрий Ревякин) была только что с Монгольского курултая и слегка подустала. Актуально прозвучала относительно свежая «На Урал», начинающаяся словами «Небо над Москвою серый студень». Заставила прислушаться тихая песенка-вальс «Всадники». А после «Радости неба» завершением сета стала не ожидаемая «Родная», а печальная «Дом Солнца» («Голос пахнет костром…») с выразительными подголосками баяна. Было в ней что-то действительно прощальное.

Выступление The Matrixx показалось каким-то маловразумительным. Глеб Самойлов, один из двух братьев-создателей «Агаты Кристи», исполняет эдакое готик-диско. На гитаре и барабанах у него ребята из «Наива», а вот на басу и клавишах – яркая брюнетка в розовом плаще. Это очень украшает перформанс. Чрезвычайно манерный вокал Глеба Самойлова не давал шанса расслышать слова, которые артист пропевал как бы себе под нос. Впрочем, так ли они важны, когда у тебя чёрная шляпа и чёрный маникюр? В конце сета Самойлов предложил «вспомнить покойника» и исполнил «На ковре-вертолёте» и «Декаданс» из репертуара своей бывшей группы, причём в последней разошёлся с группой поддержки (или, скорее, с плейбеком). Но зато жёлтый дым и искры из гитары Валерия Аркадина были самыми настоящими, а в конце музыкант вполне всамделишно расколотил свою гитару. Надеемся, это был фанерный дублёр «Фендера», и ничей бюджет и нервные клетки не пострадали. (От лица главреда замечу, что звучавшее со сцены было настолько чудовищно, что о том, что надо ещё и нажимать кнопку на фотоаппарате, я попросту забыл).

Про выступление группы «Танцы Минус» можно сказать только одно – строчкой «Мы сочиняем и поем дурацкие песни» они заработали себе индульгенцию на все времена. Иначе как можно всерьёз обсуждать ещё один шедевр со словами «Твоего лица глаза, твоего лица рот»? Да и стоит ли? Кульминацией выступления стал «Город» – хит конца 90-х годов (тут есть ещё одна прекрасная сентенция: «Я иду, потому что у меня есть ноги», но оставим лингвистические изыскания. К тому же, с этим утверждением не поспоришь). К сожалению, ни одна из песен более поздних периодов перебить его популярность не смогла. (Опять же, от лица главреда замечу, что я теперь видел живьём сразу двух Квазимодо — русского, фронтмена «ТМ» Петкуна, и канадского, игравшего в апреле в Москве с проектом The Trip Мэтта Лорана.)

После торжественного клавишного интро на сцену вышла группа «Пикник». Поклонники этого арт-коллектива знают, что именно на больших фестивальных выступлениях команда реализует свои театрально-зрелищные замыслы, и потому ждут подобных сетов с нетерпением. Действительно, на этот раз на сцену вышли рыцарь-манекен с мигающими красными лампочками («Кукла с человеческим лицом»), шаман с бубном («У шамана три руки»), и в кульминации – человек в черном на ходулях с флагом «Пикника» в руках («Королевство кривых»). Нестареющий Эдмунд Шклярский – типичный питерский «человек в футляре», за чёрными очками которого не прочтёшь эмоций, но в музыке чувствуется неизмеримая глубина. Пожалуй, из всей программы, в которую вошли вещи 2000/10-х годов (благо выбор богатый), выбивалась только «Любо, братцы, любо» – Шклярский разбавил ей свой почти что прог-рок (а вообще у «Пикника» есть целый альбом различных подобного рода «каверов»). Впрочем, и Валерий Александрович Кипелов любит порой затянуть старинный русский романс или оперную арию, чем смущает своих коллег и фанатов металла. Видимо, это приходит с возрастом. Отметим, что на пенсию «Пикник», недавно отметивший своё 35-летие, пока не собирается.

Последняя на фестиваль отлучка к малой сцене. С огорчением признаем, что задача обогатить свой кругозор за счёт новых имён выполнена не была. Наверное, для этого надо было бы застрять у «Нашествия 2.0» на весь фестиваль, и увидеть, например, Jack Action с участием супербарабанщика Алексея Баева, или «ложный Круиз» с участием Дмитрия Четвергова, не говоря уж о легендах в своём роде НОМ и Tequillajazz… На выступление последних я и нёсся сразу после «Пикника», но зря — увидел только финальный поклон музыкантов. Зато концерт питерской команды «Конец фильма» стал приятным сюрпризом. Вместо «рокапопса» начала 2000-х музыканты играют первоклассный хард/ритм-н-блюз, конечно же, русскоязычный, но неизменно драйвовый и с отличным рок-вокалом Евгения Феклистова. Видимо, освободившись от необходимости штурмовать хит-парады, артисты наконец стали играть то, что им по-настоящему хочется. Особые восторги вызвал зверски слэпующий басист, и, как оказалось, не случайно — Алексей Плещунов записывался и выступал аж с проектом Pierre Moerlen’s Gong. Мощь!

Завершали программу последнего дня фестиваля две группы родом из Уфы – Lumen и «ДДТ». Lumen – кумиры нынешней молодёжи, тяжёлый альтернативный саунд сочетается с у них хлёсткими злободневными текстами. Ещё одни ребята, которые, к счастью, не могут молчать: их песни посвящены войне (опять!) и миру, событиях в современной России, нашей истории… И одни из немногих, кто не боится смело говорить со сцены о проблемах нашего общества. Их уважает и старшее поколение: для исполнения кавера «ДДТ» «В бой» вместе с Lumen вышел сам Юрий Шевчук! (Потом эта же вещь уже в оригинальной аранжировке прозвучала в исполнении авторов). А слушатели устраивали флешмобы: во время одной из песен на пацифистскую тематику зрители подняли над толпой девочку с крыльями ангела за спиной. Молодцы ребята, хотя музыка, безусловно, на любителя.

И, наконец, «ДДТ» – группа давно уже не уфимская, а питерская, и, конечно, всенародно любимая. Если, конечно, мы говорим о русском роке (в самом лучшем смысле слова). Описывать их почти трёхчасовое выступление большого смысла нет – к тому же, это была не специально подготовленная программа, а несколько ужатый вариант их недавнего тура «История звука». Здесь многое поразило до глубины души: суперпрофессиональный бэнд, где каждый – не просто участник команды, но и солист со своим репертуаром; сочетание отличного звука, света и видео (это не просто сопровождающая «картинка», а самостоятельная партия в общей симфонии); какой-то потрясающе душевный настрой. Начав с попурри из песен 80-х и самого начала 90-х (тут, конечно, сыграл свою роль ностальгический фактор – нет, не по СССР, а по школьным годам, на которые пришлось слушание этих песен), Шевчук плавно прошёлся по всей дискографии, объединяя песни из разных периодов в своеобразные миниопусы (например, ранняя вещь «Не стреляй!» стала средней частью «Весны» уже ленинградского периода). Конечно, новые и сверхновые песни, может быть, ещё не так «отстоялись», но в них тоже много верного и точного. Были вещи и совсем неожиданные – например, индустриально-электронный саунд начала 90-х, или «Любовь» в диско-версии. Фольклорная песня в сольном исполнении вокалистки Алёны Романовой и потрясающий дуэт тромбона (Антон Вишняков) и бас-гитары (Роман Невелев). А под бисовый «Дождь» разразился дивной красоты салют.

Правда, после всей этой благодати реальность повернулась к нам неприглядной стороной. Собираясь уехать в Москву на последней электричке в час ночи, мы побрели по хлябям искать станцию, которая, как казалось, находится где-то недалеко. Однако никто не знал, где именно – ни указателей, ни «направляющих» (ГИБДД едва справлялась с потоком машин). В результате мы пошли не в ту сторону, и только благодаря каким-то ребятам с навигатором вернулись на верный курс. Затем обнаружили местную газель, обещавшую за 100 рублей довезти до станции, но вот беда, полная машина никак не набиралась, имеющиеся пассажиры нещадно «тормозили», водитель не желал ехать полупустым… Буквально за 10 минут до поезда шайтан-арба, понукаемая нами, завелась и поехала поперёк общего потока, высадила всю компанию метров за 100 до перрона, которые пришлось преодолевать бегом с рюкзаком и прочим скарбом за плечами. Почувствуй себя спринтером! Ввалившись в вагон за полминуты до отправления, мы оказались на… третьем действии «Нашествия». Развесёлая тусовка панков, прочих неформалов и просто хороших людей с гитарой всю дорогу до Москвы развлекала нас песнями «Короля и Шута», Цоя, Кипелова и прочих героев русского рока. Что ж, это был один из самых приятных моментов фестиваля, особенно после того, как удалось отдышаться.

***

Можно долго рассуждать о том, что именно было «не так» с «Нашествием-2017» – погода, организация, музыкальная программа или весь фестиваль в целом. Можно строить теории о том, что общество и происходящие в нём события провоцируют развитие музыкального искусства в ту или иную сторону, или о том, как музыка помогает нам выжить в сложные времена. Но факт остаётся фактом: «Нашествие» – крупнейший российский рок-опен-эйр, и если отрешиться от сопутствующих факторов (как то: грязь, танки, политика, реклама и т.д.), остаётся весьма качественный в своём жанре фестиваль. По крайней мере, один раз съездить на него, чтобы получить представление о современном состоянии российского рока и расширить кругозор, можно. И совершенно точно, что какие-то открытия для себя вы сделаете. Другой вопрос, нужно ли? Конечно, если вы любите французский авант-прог или японский нойз, трудно даже вообразить, что нога ваша окажется на «Нашествии». К счастью, в мире существует великое множество самых разных прекрасных фестивалей, доступ к которым для российских слушателей пока что открыт. Ну а мы о своём эксперименте нисколько не жалеем.

Елена САВИЦКАЯ
Дополнения (малая сцена) — Владимир ИМПАЛЕР
Фото — Владимир Импалер. Все фотографии — https://vk.com/album2483887_246317859 (публика) и https://vk.com/album2483887_246340318 (музыканты).
Благодарим оргкомитет фестиваля за аккредитацию.

Общее впечатление

7-9 июля 2017 г.
Тверская обл., Большое Завидово

Елена Савицкая

Елена Савицкая