Be Prog! My Friend-2016: Братья в проге, часть 2. Огонь и звёзды
Сентябрь 14, 2016
Елена Савицкая (150 статей)
Поделиться

Be Prog! My Friend-2016: Братья в проге, часть 2. Огонь и звёзды

Подходя во второй день, 2 июля, к воротам Испанской деревни, мы заметили длинную очередь. Между тем, вот-вот должно было начаться выступление Аннеке ван Гирсберген. К счастью, прессу пропускали через отдельный вход – ещё раз пообщавшись с приветливой девушкой по имени Наталья (её мама, как выяснилось, русская), мы вбежали на площадку и успели как раз к началу сета.

Выступления в этот день начинались на полчаса раньше, и в 16.30 на площадке было настоящее пекло. Публике, впрочем, было всё нипочём – перед сценой уже «рубилась» вполне приличная толпа. Аннеке тоже «зажигала» по полной – она и сама была как огонь, в красной кофточке и с рыжими волосами, активно перемещалась по сцене. Видно было, впрочем, что артистке приходится несладко: один раз она даже пожаловалась, что такая белокожая, а после концерта будет «как арбуз». Но накала своего шоу не снижала!

Публике был представлен материал недавнего совместного проекта с Арьеном Лукассеном The Gentle Storm. Сам Арьен, впрочем, в сценическом действии участия не принимал (ну не любит человек гастролировать), а его партии шли в записи. Хочется сказать – ай-ай-ай! Но мы скажем лишь – как жаль, могли бы найти какого-нибудь молодого клавишника на его роль.

В составе, помимо Аннеке, была ещё одна представительница прекрасного пола – бэк-вокалистка Марсела Бовио (Stream Of Passion), мексиканка по происхождению, так что она могла общаться с публикой по-испански. Её роль, впрочем, была большей, чем просто подпевки. Резво взбегая на подиум к Марселе, где та красовалась в пышном черном платье, Аннеке энергично общалась и даже как будто спорила с ней – при помощи пения, разумеется. А в паузах Марсела в тенёчке обмахивала Аннеке полотенцем. Иной раз дамы «дуэтом» спускались с возвышения по лестнице вниз – смотрелось это очень красиво, как на показе мод.

Песни альбома «The Diary» исполнялись, соответственно, в рок-версии (напомним, что на двухдисковом релизе одни те же композиции представлены в двух вариантах – «gentle» и «storm»), с тяжелым симфо-металлическим звуком. Начав с мощной «Endless Sea» и продолжив заводной псевдофолковой «Heart Of Amsterdam», группа исполнила ещё несколько вещей из «The Diary», а затем сыграла ещё кое-что из старенького. Прозвучала красивейшая, с восточным колоритом «Isis And Osiris» из любимого многими «Into The Electric Castle» Ayreon (1998), где Аннеке пела за Фиша, а женские партии разделила с Марселой. Особым подарком стала медленно-тяжёлая, почти что думовая «Strange Machines» из альбома The Gathering “Mandylion” аж 1995 года, на котором Аннеке, собственно, в той группе и дебютировала. Эту песню с гимнической льющейся мелодией трудно забыть тем, кто когда-либо её услышал – непревзойдённый шедевр готик-метала, на котором голос прекрасной Аннеке раскрывается во всей красе.

Следующими выступающими были Between The Buried And Me – команда из Северной Каролины (США), представившая крайнее экстремально-тяжёлое крыло фестиваля. Честно говоря, агрессивная подача, свойственная этой группе, при обилии гроула и искажённого звука, затрудняли восприятие. При том, что всё было при музыкантах – и техничность исполнения, и навороченные риффы со сбивками. Ядовито-издевательские интонации, перемежающиеся душещипательно-нервическими фрагментами, неожиданные готические элементы в сочетании с прог-дэтом – казалось, парни хотели соединить вместе все радикально-нонконформистские музыкальные стили.

Начав со свежей композиции «The Coma Machine», воскресившей в памяти творчество Paradise Lost среднего периода в сочетании с Dream Theater (если не считать элементов гроула), группа перешла к более старому и куда более жёсткому материалу. А поскольку места ей в фестивальной сетке было отведено довольно много, то почувствовался некий перебор. Впрочем, поклонники группы так не думали – их было немало, они красовались в футболках группы и энергично отрывались перед сценой. А фронтмен группы Томми Джайлз Роджерс-младший отвечал им взаимностью, своими жестами и мимикой выражая при этом непримиримое отношение к этой Вселенной и вообще.

В перерыве толпа фанатов Between The Buried And Me отхлынула, а толпа поклонников Magma прихлынула: это видимое глазу перемещение напоминало движение волн в море. Интересно было бы посмотреть в глаза человеку, решившему поставить выступление ветеранов авант-прога после свирепых модерн-металлистов. Но контраст опять сработал! Конечно, жаль, что за время фестиваля на сцену ни разу не вышел никто из организаторов и не сказал хотя бы пары слов. Пожалуй, это придало бы мероприятию ещё больше душевности. Впрочем, это у нас ведущие любят поболтать во время саундчеков, а тут всё было сосредоточено на восприятии музыки (а в перерыве можно посетить бар). И это правильно!

Magma – из тех групп, которые не надо представлять просвещенному любителю прогрессив-рока. Команда под предводительством барабанщика Кристиана Вандера хорошо известна как легенда RIO-движения и изобретательница весьма своеобразного стиля zeuhl. Несмотря на то, что группа приближается, страшно сказать, к своему 50-летию, она ведёт очень активную концертную жизнь и является резидентом фестиваля Rock In Opposition в родной Франции.

Для начала Magma ошарашила публику получасовой композицией «Theusz Hamtaahk», которая была сочинена ещё в 70-е годы, а в 1981 году вошла в концертный альбом «Retrospektïẁ» (а также и в «живой» диск 2001 года). Основанная на двухнотном басовом риффе, непрерывном «катящемся» ритме ударных и постоянном динамическом и темповом нагнетании, эта вещь буквально вогнала публику в состояние священного транса. А уж если говорить о феереческих аккордах вокального трио, постоянно «скользящих» из тональности в тональность, то просто диву даёшься, как можно так точно слышать друг друга и главное, так «строить»! В конце подпевал и сам Вандер, встав за своей увешанной тарелками ударной установкой.

В нынешнем составе группы, помимо барабанщика и трёх певцов, также гитарист, басист, вибрафонист и клавишник. Две вокалистки, бессменная Стелла Вандер (жена Кристиана) и Изабель Фёйлебуа не только прекрасно поют, но и чудесно выглядят – в своих изысканных чёрных нарядах они могут дать фору многим молодым. А певец Эрве Акнин, мужчина в самом расцвете сил, очень убедительно и вдохновенно пел на кобайском, словно агитировал публику вступить в свою партию. К сожалению, сет «Магмы» был не очень длинным – то ли из-за технических проблем, то ли по ещё каким причинам. После первой длинной композиции они сыграли ещё две – «Zombies» с завываниями двух «ведьмочек» (чем-то напоминавшими «Полёт валькирий») и «Kobaia» – это была самая первая вещь, сочинённая Вандером, как пояснила Стелла. Убойный прог-цойл-хит, если такое бывает! Вообще, совершенно невероятное впечатление от того, как это волшебство происходит в реальном времени: как и сорок с лишним лет назад, разве что у Стеллы на подставочке у микрофона стоит маленький розовый айпад. Kosmik!

Ещё несколько слов о фесте – за исключением слегка укороченного сета «Магмы», всё было организовано предельно чётко, выступления шли с точностью до минуты. Для европейских мероприятий это не в диковинку (но лично меня всегда удивляло, как музыканты умудряются так точно рассчитывать своё время пребывания на сцене). В перерывах между выступлениями, как уже говорилось, проходили автограф-сессии некоторых групп (не всех – Стивена Уилсона и «Магмы», например, не было, а Opeth уделили фанатам лишь десять минут). Единственным недостатком казалось то, что иногда в паузах между сетами слишком громко включали «фоновую» музыку, но во второй день и это было исправлено.

Кстати, про Opeth. Настала их очередь выходить на сцену. Долгое двухчасовое шоу группа провела на едином дыхании. Шведы были необыкновенно эпичны, исполнив в этот вечер вещи фактически из всей своей дискографии (за исключением самых ранних). Микаэль Окерфельдт обзавелся пышными «запповскими» усами, он много шутил и вообще был в приподнятом настроении. Правда, шутки у него иногда были довольно ядрёные: например, про необходимость выступать после высоко ценимых им Magma Микаэль сказал, что «это всё равно что The Monkeys играли бы после Led Zeppelin в 1971 году».

Стивена Уилсона, чей выход предстоял после Opeth, он тоже упомянул добрым словом: «Знаете, что Стивен больше всего на свете не любит? Аплодисменты! Пожалуйста, окажите ему уважение, не хлопайте, когда он будет играть!» А альбом Opeth “Heritage” 2011 года Окерфельдт назвал «самым ненавидимым альбомом» по мнению слушателей и критиков, добавив, что и сам ненавидит многие альбомы. «Это нормально, это ваше право, ну а наше – ненавидеть тех, кто ненавидит этот альбом», – продолжил он со спокойной северной улыбкой. С «противоречивого» “Heritage” прозвучали две композиции – «The Devil’s Orchard» с её ярким гитарным риффом и грустная полуакустическая «I Feel The Dark». Ещё одна печальная баллада «To Rid The Disease» из альбома «Damnation» (2003), записанного под большим влиянием и при небольшом участии Стивена Уилсона, пробудила поистине ностальгические чувства.

Но гораздо больше было вещей брутальных, в том числе с гроулом. Среди них – «The Leper Affinity» (2001) и «Heir Apparent» (2008), и даже «Demon Of The Fall» (2000) с третьего студийного альбома “My Arms Your Hearse”. Микаэль поведал также, что Opeth записывают новый альбом, который выйдет осенью. А потом спросил: «А знаете, как меня называют здесь, в Каталонии? – Мигелито!» Публика пришла в бурный восторг и принялась выкрикивать: «Ми-ге-ли-то! Ми-ге-ли-то!» А Мартин Мендес, уроженец Уругвая, прекрасно общался с публикой по-испански. Пожалуй, из всех групп, выступавших на фестивале, Opeth были, несмотря на брутальность, самыми человечными – они не отыгрывали роли на сцене, а просто играли песни и общались с публикой, как с закадычными друзьями…


К 11 часам вечера совсем стемнело – вот-вот на сцену должен был выйти главный герой вечера Стивен Уилсон. Кажется, этого момента ждали все присутствовавшие – многие загодя заняли места у сцены. «В воздухе разливалось какое-то волшебство» – тривиальная фраза, но она соответствовала действительности. «Волшебство», «магия», «завораживающая музыка», «он сам словно не от мира сего» и даже «как ему удаётся так выглядеть?» – такие слова приходилось слышать от многих, в том числе и на фестивале. Кстати, в Барселоне довелось встретить нескольких поклонников Уилсона из России и нашего ближнего зарубежья. Одна девушка из Петербурга привезла для Стивена в подарок белого чебурашку и волновалась, удастся ли его передать. Нам тоже хотелось наконец вручить артисту журнал «InRock» с его портретом на обложке (который, будучи отправлен почтой, благополучно потерялся), но понятно было, что шансы на личное общение стремятся к нулю. Между тем время уже начало обратный отсчет. Десять секунд до старта – включается видеоэкран, зажигаются окна на столь знакомом панельном доме, звучит тихая музыка, в воздухе разлито волшебство…


Собственно, ничего нового в тот вечер мы не услышали – Стивен завершает тур «Hand.Cannot.Erase», и в два часа выступления вместилась только часть того, что было исполнено в Москве и Петербурге. Те же песни, те же клипы, те же музыканты, те же жесты и танцы босиком. Но слушать и смотреть всё это можно бесконечно. Да и звук на этот раз был не простым, а квадрофоническим — в дальних углах площадки стояли вполне серьезные звуковые системы, из которых доносилось то чириканье птиц, то отголоски вокальных эффектов. А то гитарные соло принимались вдруг гулять из угла в угол, что добавляло шоу причудливости. Правда, чтобы разобрать эти детали, нужно было стоять не у сцены, а где-нибудь в районе звукорежиссёрского пульта.


Из альбома «выпали» «Perfect Life» и “Transience”, а Дэвиду Боуи был посвящён не кавер «Space Oddity», а песня «Lazarus» Porcupine Tree, в которой, по странному совпадению, упоминается Дэвид. На дежурную шутку про «сексуального басиста» Ник Беггз только вяло отмахнулся. Во второй части прозвучали «Index» (с хрустом пальцев), «Harmony Korine», «Don’t Hate Me” (с Нинет Тайеб в записи), «Vermillioncore», «Sleep Together», и, на бис, «Sound Of Muzak» и «Raven That Refused To Sing» с его успокоительной, просветляющей последней темой. Слушатели подпевали все мелодии со всеми словами, все гитарные партии и даже барабанные брейки. Казалось, бэнд мог вовсе не играть.

Да, это был ещё один «вечер со Стивеном Уилсоном», на котором удалось спокойно и расслабленно посмотреть его шоу. Очень приятно было видеть любимого артиста в столь замечательной обстановке, на фоне подсвеченных «средневековых» башен и галерей. И, в последний момент, когда группа уже покидала сцену, под ноги маэстро метким броском из партера полетел чебурашка-альбинос. Подняв и разглядев игрушку, Уилсон, казалось, был весьма удивлён… Нам же повезло меньше – никто из музыкантов к публике не вышел, напрасно мы смотрели на заветную дверку справа от сцены. Слабым утешением послужил «фирменный» сет-лист: пачку бумажек со списком треков раздавал добрый дядечка у фотопита. Что ж, вот такой сувенир из Барселоны…

В программе второго дня значилась ещё одна группа – голландская прогрессив/модерн-металлическая Textures, чьё выступление, правда, воспринималось уже с большим трудом. Перенасыщенный событиями день давал о себе знать усталостью. Группа должна была играть до трёх (!) часов ночи, и, к чести барселонской публики, слушать её осталось внушительное число народу. Публика перед сценой из благоговеющей аудитории вновь превратилась в яростную толпу. Нас поначалу волновал вопрос: как в такое время ночи народ доберётся домой? Оказывается, барселонское метро в ночь с субботы на воскресенье работает круглосуточно. Вот так – всё для человека, и мы теперь этих людей знаем.

Be Prog! My Friend – прекрасный фестиваль, жизнеутверждающий опыт, праздник, который с тобой пусть не всегда, а когда ты сможешь до него добраться. В Барселоне ещё много прекрасных фестивалей, но Be Prog! My Friend стал действительно уникальным событием – благодаря и месту проведения, и чудесной атмосфере, и сильному составу, и направленности прежде всего на молодую аудиторию. Всем братьям и сёстрам в проге, всем старым и новым друзьям советуем обязательно посетить его, как только будет такая возможность. Да будет прог!

Первая часть репортажа — http://inrock.ru/live_reports/beprog_festival_2016_1

Елена САВИЦКАЯ
Фото — Владимир Импалер.
Благодарим организаторов Be Prog! My Friend Festival (агентство Madness Live) за аккредитацию.

Общее впечатление

02-07-2016
Барселона

Елена Савицкая

Елена Савицкая