Аркадий Федотов (Vespero): Возвращение психоделических императоров
Октябрь 17, 2016
Владимир Импалер (1038 статей)
Поделиться

Аркадий Федотов (Vespero): Возвращение психоделических императоров

Не так-то много в мире музыкантов, способных создавать чудо по расписанию. И среди них — команда из России, астраханцы Vespero. Раз в год-два они стабильно приезжают с концертами в Москву с новым диском, и каждый раз это какой-нибудь новый оттенок звучания, новая «специя» в их психоделически-прогрессивном «вареве».

На этот раз по совету издателя, владельца лейбла R.A.I.G. Игоря Горелого, музыканты заинтересовались Эфиопией. Он рассказал астраханцам легенду о Ликэ Мэквасе — таков официальный титул двойника императора Эфиопии, того, что замещает его на торжествах, берёт на себя и почёт, и риск погибнуть от руки заговорщиков. И как двойник должен полностью вжиться в образ, изучить характер и привычки повелителя, так и музыканты Vespero разбирали образцы афробита, чтобы использовать их в своей музыке.
Диск вышел 20 марта 2016 года, а в октябре появился концертник «Azmari: Abyssanian Liventure». Азмари — это странствующие музыканты Эфиопии, гусляры и скоморохи на африканский лад… Записан диск был на «домашней площадке», зале СТД, 15 мая прошлого года, но уже тогда вещи с «Lique Mekwas» были в репертуаре астраханцев. «На данный момент это наша самая честная и качественная живая запись – фотоснимок наших актуальных возможностей! — говорит о диске бас-гитарист группы Аркадий Федотов. — Концертные версии в нашем случае всегда отличаются от студийных и, в зависимости от состава и приглашённых музыкантов, начинают жить своей жизнью. Они развиваются, получают новые части или наоборот обрезаются, сращиваются и выводятся новые подвиды».
Это не единственная новость от группы — уже в конце октября Vespero снова приезжают в столицы с концертами. 22 октября в Москве, в клубе «Море внутри», вместе с Ascorbic Acid, и 23 октября в Петербурге, в клубе «Place», при поддержке The Legendary Flower Punk. Москвичам повезло вдвойне — в столицу смог приехать и сессионный саксофонист Павел Алексеев, украсивший своей игрой «Lique Mekwas».
На вопросы о том, что такое афробит, чем заинтересовали астраханцев подробности эфиопской мифологии, как происходит творчество и как проявляют себя в группе (относительные уже) новички, отвечает Аркадий Федотов.

Расскажи про новых участников состава. Как они нашлись, какой у них бэкграунд?
Перкуссионист Александр Тимаков – наш хороший знакомый, он по факту ударник. С Иваном они делали джем-сейшны с использованием нескольких установок, а после он как-то плавно влился в коллектив.
Скрипач Виталий Бородин – тоже наш давний знакомый – он обучался скрипке, но по факту владеет и гитарой и клавишами и даже гармонью. (Улыбается.) Под «африканскую» программу мы сознательно искали ещё один солирующий голос ибо по факту та музыка, которой мы вдохновлялись, создавалась большим количеством людей – по 8-12 человек в составе! Виталий заинтересовался и буквально за полгода почувствовал себя не просто приглашённым музыкантом, но и полноценным участником-создателем. Сейчас он находит свой голос, манеру в контексте нашей музыки и постоянно предлагает интересные идеи.

А гостевой саксофонист, сыгравший на диске?
Это молодое астраханское дарование. В свои 19 лет Павел Алексеев умудрился создать в Астрахани собственный секстет и с лёгкостью адаптировал вещи Майлза Дэвиса и Чарли Паркера. Мы же заинтересовались им, когда услышали его собственные вещи, и удивились его неуёмной энергии (улыбается). Он с удовольствием принял участие в записи как нового альбома, так и частично в «Fitful Slumber Until 5 A.M.». Нам кажется, он добавил некую фри-джазовую изюминку к происходящему.

Я слышал, что посвятить альбом Эфиопии и афробиту вам предложил Игорь Горелый, глава лейбла R.A.I.G., верно?
Да, Игорь предложил нам непосредственно концепцию двойника эфиопского царя. А к афробиту мы пришли сами, обслушавшись Фелу Кути и его сыновей.

Все ли треки к альбому были сделаны уже в рамках африканской концепции, или часть – вне её?
Сложно сказать. Как пошло, так и делали. Мы старались не следовать определённым правилам, а слушать идеи участников, соединять их и отбирать интересно звучащие куски. Но, впрочем, мы так всегда работаем.

В чем вообще, для чайников, отличия афробита от «краут-бита»?
Краут-бит – я, честно говоря, не знаю такого определения… (Улыбается.) Немцы до начала 70-х играли бит-музыку, подражали героям начала 60-х, но это скорее фрагментарные явления, и они все рассыпались после массированного наступления психоделии и прото-хард-рока…. Краут-рок же в классическом понимании – это дикий минимализм, очень характерное звучание ударных, зацикленность в партиях и желание эксперимента с электронными эффектами, лупами, влияние «мюзик конкрит» и т.д.
Афробит же – явление, свойственное именно Африканскому континенту, характеризуется оно определённым взаимодействем инструментов, фразировкой и обязательной полиритмией как в ритм-секции, так и в солирующих инструментах. По сути, достаточно узкое явление, но с бешеной энергетикой! Сложно устоять при прослушивании работ того же Fela Kuti, и подкупает свобода музыкантов в рамках чёткой сетки, медитативность и танцевальность музыки в одном флаконе.

Насколько Эфиопия в этом плане уникальна в сравнении с «чёрной» Африкой вообще?
Ох, я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Нам понравился сам образ, та энергия что он несёт, загадки и тайны…

Делал ли кто-нибудь до «Весперо» подобного рода слияние стилей?
Я думаю, да, однозначно. Может быть, применяя афробит как базу для различной музыки, не психоделии… Вспомните Talking Heads “Remain in Light”, Майлза Дэвиса «электрического периода» – они были настоящими пионерами по сращиванию этих полярных стилей, а мы просто попробовали примерить новую маску на свою музыку, найти новые элементы.

Что вы такого открыли как музыканты, когда всё это переслушивали? Какие-то новые умения, подходы, звуки, точку зрения на мир?
Однозначно у каждого появились какие-то новые приёмы во владении инструментами. Очень кайфово наблюдать, как у того или иного участника появляются новые фишки, возникают идеи, которыми ранее мы точно не оперировали. Мы стали более чутко слышать друг друга. У ударников появилась своя магия во взаимодействии между перкуссионными элементами. Они стали отчасти более осторожными, но и более убедительными. Мы сейчас на сцене однозначно стали звучать лучше. Как будто переосмыслили те ошибки, которые раз за разом допускали ранее.

На прошлом московском концерте звучали и новые вещи. Как ты сказал, их сочинил Виталий, ваш скрипач… Это тот материал, который мы услышим в дальнейшем?
Про новые вещи нельзя сказать, что Виталий их полностью придумал… Скажем так, он задал глобальный вектор для создания двух из них, а там подключились все шестеро, и на основание этих идей, как всегда, получилось то, что получилось. (Улыбается.) А в той вещи, которая игралась частью группы в одном размере, а другой частью – в другом, источником основной идеи выступил Алексей Клабуков. В общем, как всегда, в творчестве всё перепутано, но наш скрипач однозначно оперяется, даёт идеи, которые устраивают нас всех. А это замечательно!

Владимир ИМПАЛЕР
Фото из официального комьюнити музыкантов.

Также читайте наши репортажи с концертов Vespero:
http://inrock.ru/live_reports/vespero_2016
http://inrock.ru/live_reports/vespero_2015
http://inrock.ru/live_reports/vespero_2013
http://inrock.ru/live_reports/vespero_2012

Предыдущее интервью с бас-гитаристом Vespero Аркадием Федотовым:
http://inrock.ru/interviews/vespero_2013

Владимир Импалер

Владимир Импалер