Валерий Кипелов: «Наша главная проблема – о чём петь»
Июль 28, 2013
Елена Савицкая (159 статей)
Поделиться

Валерий Кипелов: «Наша главная проблема – о чём петь»

19 июля в московском аудиосалоне «Нота+» состоялась презентация сингла «Отражение» группы «Кипелов». Точнее, презентация его виниловой версии, выпущенной издательством «МируМир» — CD-вариант «Отражения» уже увидел свет некоторое время назад.

В сингл вошло четыре трека: новая песня «Сальери и его отражение», ария Надира из оперы Ж. Бизе «Искатели жемчуга», а также новые версии композиций «Мертвая зона» и «Я свободен». В записи всех треков участвовал симфонический оркестр «Глобалис» (дирижер – Антон Шабуров), аранжировки для оркестра выполнил Кирилл Уманский, сведение и мастеринг сделаны в Америке на West Valley Studios. Что ж, работа, поистине достойная теплого лампового звука!
Прослушивание сингла проходило в специально оборудованной комнате салона «Нота+», где, помимо лампового усилителя и винилового проигрывателя, расположились внушительного вида акустические системы знаменитой американской фирмы Klipsch (модель Cornwall III). Звучание отличалось высокой достоверностью – на фоне рок-группы отлично прослушивались и пассажи арфы, и контрапункты духовых, и мягкие аккорды струнных. Песни «Мертвая зона» и «Я свободен», хорошо известные поклонникам «Арии», в сопровождении оркестра зазвучали совершенно по-новому, особенно последняя – вот где настоящий полет, парение, освобождение! Вместе с журналистами пластинку слушал и Валерий Кипелов, а также музыканты его группы. Видно заметно, что Кипелов волнуется – ведь артисты всегда переживают за результат своего творческого труда. Однако певец стойко справлялся с эмоциями, пробегавшими по лицу. По окончании торжественной части и небольшого фуршета нам удалось задать несколько вопросов прославленному вокалисту.

Валерий, вы довольно неожиданно решили обратиться к классике, записав оперную арию. Почему выбор пал именно на нее и были ли какие-то сложности в записи?
Мне очень понравился в свое время замечательный фильм Романа Балаяна «Филёр» с Янковским в главной роли. Не смотрели? Посмотрите, если будет возможность. Там драматический сюжет, много прекрасных актеров. А заканчивается фильм, точнее, саундтрек к нему, именно арией Надира в исполнении Леонида Собинова. Я лелеял мечту когда-нибудь исполнить эту вещь. Я не замахивался на классическое прочтение, поскольку я не классический певец. Понятно, что Лемешева из меня не получится, поэтому было желание сделать из этой арии рок-балладу.
А ваша манера пения здесь отличается от роковой?
Да, конечно. Я старался найти нечто среднее между классикой и роком. Не знаю, правильно это или нет… Кто-то сказал, что надо было либо совсем классически петь, либо по-роковому. Но получилось то, что я хотел. По-роковому, с остервенением, тут сложно было бы петь, ведь слова в арии очень нежные. И хотелось бы рвануть на груди тельняшку, но текст должен соответствовать исполнению.

Но вы добавили ритм-секцию, гитары…
Конечно, мы даже поменяли размер. В оригинале три четверти, а мы сделали на четыре. Добавили гитарное соло. И получилась лирическая рок-баллада. Когда ты играешь в определенном ритме, то сложно исполнять вокальную партию свободно, как в классике – оттянуть, сделать фермату. Но, может, это и к лучшему. Я всегда завидовал классическим вокалистам, их запасу звука, дыхания, которое можно задерживать надолго. Я не обладаю такими данными. Хотя, если бы занимался классикой изначально, возможно, что-то получилось бы. Но мне удобнее петь в такой ритмической фактуре.
Тем не менее, вы и в роке используете классический звук, ваш голос звучит чисто, полетно…
Это любовь к классике и, наверное, влияние педагога. У меня был педагог по вокалу, который в свое время закончил консерваторию, он был оперный певец, быть может, не совсем удавшийся. Я ему очень благодарен, он меня многому научил – что касается дыхания, исполнительских приемов. Наверное, эта ария – в какой-то степени дань уважения ему.
Вы присутствовали на записи оркестра?
Я нет, а ребята были. И сейчас вот вспоминали забавные моменты, случившиеся при записи. Оркестранты используют некоторые довольно смешные приемы, которые рокерам порой неизвестны. Например, фруллато у духовых (жужжащий эффект типа тремоло, достигается вибрацией кончика языка, — прим. авт.). Они так делают: пфррр! (Изображает). Наши говорят: что это такое, что за брак! А оркестранты: нет, это не брак, это фруллато! (Смех.) А у меня случилась неприятность – операция на связках, поэтому при записи оркестра я не присутствовал. И когда записывал вокал, то, конечно, осторожничал.
А ваши пожелания по аранжировке учитывались?
Да, безусловно. Единственное, когда начали сводить, гитаристам показалось, что гитар мало, а оркестра много. Началась война (смеется). Мне теперь кажется, что оркестра могло бы быть больше. Я слышал отдельно запись оркестра, она даже на сайте у нас выложена, а в общем миксе много чего теряется. В «Я свободен» такие педали были шикарные – здесь их нет.
Почему вы решили выпустить сингл на виниле? Будет ли он пользоваться успехом у поклонников?
Я думаю, да. Сейчас большой интерес к этому. Как говорит наш директор, в нашем интернет-магазине куча заказов. Правда, тиражи довольно небольшие, но это нормально. Тираж 1000 экземпляров – считается, что это хорошо. Понятно, что CD в свое время продавались совершенно по-другому, но всё равно есть тяга к прослушиванию винила.
А вы сами винил дома слушаете?
Мне, увы, не на чем слушать. Но я приезжаю к директору – у него даже специальная комната оборудована, он фанат винила. Он, на самом деле, нас в эту сторону и подвигнул. Сказал, что хватит уже тянуть, пора. Если группа из себя что-то представляет, она должна выпустить винил. Это подчеркивает ее статус.
А будет ли сценическое воплощение проекта с оркестром?
Есть такая идея. В свое время с «Арией» мы это делали – в Зеленом театре, как раз накануне распада, летом 2002 года. Я до сих пор смотрю запись, и некоторые песни у меня даже дрожь вызывают. «Игра с огнем» там замечательная. Но это достаточно дорогостоящий проект, он займет много времени, сил, и поэтому надо думать, стоит этим заниматься или нет. Если делать, то максимум будет концерта три – Москва, Петербург, Екатеринбург. Может быть, какой-то город в Сибири появится. С оркестром надо долго репетировать. Я помню, как мы это делали с «Арией», было мучительно, тяжело… Cтолько всяких проблем! Нужно всё хорошо озвучить. И, опять же, нас могут обвинить, что мы повторяемся, что всё это уже было…
Ну, мало ли, сейчас многие группы с оркестрами выступают…
Да, это очень интересно. На самом деле, оркестр очень расширяет звуковой спектр, и многие люди, которые не любят жесткую музыку, начинают по-другому ее воспринимать. Надеюсь, что такой проект у нас когда-нибудь случится!

Вчера был концерт Iron Maiden, ходили ли вы на него?
Я не ходил, был на даче. Красил дом, занимался хозяйственными делами. Мы с сыном оказались брошенными на даче. Он сидел, «пилил» на виолончели, я под эти звуки что-то мастерил…
Ваш сын виолончелист?
Да, учится в консерватории, на третий курс перешел.
Ну вот, уже есть свой оркестрант!
Да. Но ему не очень нравится то, чем я занимаюсь. Он считает, что классическая музыка – единственная, достойная существования.
Вот ведь как!
Ну, вот так случилось. Я на самом деле рад. Он фанат своего дела. Думаю, из него выйдет толк. А вот музыканты моей группы ходили на Iron Maiden. Мы еще не успели поделиться впечатлениями. Последний раз я был на Iron Maiden в «Олимпийском» года два назад. Тогда они только начинали тур, наверное, еще не вошли в форму… Со звуком было тяжело. Мне не очень понравилось. Вообще, «Олимпийский» сложно озвучить, мало кому это удалось. Наверное, только Pink Floyd и Роджеру Уотерсу. Даже у Iron Maiden тогда не получилось, несмотря на то, что они суперкоманда.
А каково вообще ваше отношение к их творчеству сегодня?
Если честно, я никогда не был их большим фанатом. Мне больше нравились Оззи Озборн, Judas Priest. Хотя я отдаю им должное. Все остальные в «Арии» были их фэнами на сто процентов. Мне нравился Дикинсон как вокалист, но сама музыка – не очень. Не моя она немного.
А что тогда ваше?
Мне больше по душе мелодичная музыка, как я уже сказал, Priest, Озборн. И потом, у Iron Maiden не было лирических баллад, а мне они всегда нравились. Когда Дикинсон ушел из Iron Maiden, у него сразу же появились лирические баллады, и мне сольное творчество даже его больше нравится. Хотя не скрываю – у Iron Maiden мы многому научились. Но при этом старались обрести свое лицо. Надеюсь, у нас это получилось. (Смеется.)
Буквально пару слов: ваши творческие планы?
Сейчас готовим DVD по результатам концерта в «Крокус Сити Холле», состоявшегося в декабре прошлого года. Работаем над новым материалом – не знаю, будет это полнометражный альбом или опять макси-сингл. У нас что-то работа над альбомами затягивается. И проблемы больше не с музыкой, а с написанием текстов. Это главная наша проблема – о чём петь. Порой сам даже не знаешь, теряешься. Настолько всё меняется вокруг, что сложно определиться, в каком глобальном направлении идти. Решить, что же ты хочешь сказать. Иногда, может быть, полезно просто помолчать.
В последнее время мы на концертах стали исполнять старые казачьи песни. Так что наши новые вещи, я бы сказал, с фолковым окрасом.
Интересная какая модуляция.
Да. И это может отразиться в следующем альбоме. Мы не настолько упертые люди, чтобы слушать только жесткую музыку. Я, например, обожаю Евгению Смольянинову – потрясающая певица! Романсы, духовная музыка… Это нельзя пропустить. Пока она в добром здравии. На Iron Maiden можно не сходить, а вот на Смольянинову – нет. Если вы не были, сходите на концерт обязательно.
Спасибо за совет и всего вам самого доброго!

Елена САВИЦКАЯ
Фото: Дмитрий Гаврилов.

Елена Савицкая

Елена Савицкая