Kadavar: Живой, ещё живее
Февраль 9, 2018
Владимир Импалер (1040 статей)
Поделиться

Kadavar: Живой, ещё живее

Есть музыка, которую лучше всего слушать в записи, бывает та, что полностью раскрывается на концерте, а есть направления, которые, по признанию самих музыкантов, интереснее всего играть самим, надолго уходя в «глубокий космос» гитарного грува. Таков стоунер-рок — стиль, безусловно, на любителя, но у него очень преданные поклонники. Одно из имён, ставших в этой среде уже легендарным — немецкой психоделик/ретро-роковой группы Kadavar.

Слово «кадавр» в латыни и во многих современных языках означает тушу, труп, зомби, или, говоря более нейтральным языком, нечто неживое, но выполняющее действия, свойственные живому существу. Братья Стругацкие в своей нетленной книге «Понедельник начинается в субботу» использовали слово «кадавр» ближе к значению «голем», клон — помните «кадавра, неудовлетворённого желудочно»? А в 2010 году трое немецких музыкантов взяли чуть изменённое написание этого слова — Kadavar — за название своей группы. Это было и стильно, и логично — они ориентировались на ретро-рок, и прежде всего Black Sabbath, и такая «саббракадабра» — вполне в стиле Айомми и команды. С тех пор группа записала четыре альбома (три из них — на ведущем метал-лейбле Европы Nuclear Blast), в 2013-м дала интервью нашему журналу, а в 2016-м — впервые сыграла в Москве. Как видно, успешно, потому что второй концерт последовал менее чем через два года.

Клуб «Город» на Бауманской — тоже своего рода «кадавр». Место, где проходят концерты как минимум с начала двухтысячных, несколько раз меняло названия и формат. Ещё полгода назад это был клуб «ТеатрЪ» (именно так, с большим твёрдым знаком на конце, думаю, этот знак из той же серии, что и длинные тачки, телеобъективы и прочее). Город на первый взгляд ничем не изменился — крутые ступеньки вверх, небольшой гардероб, дальше развилка. Прямо пойдешь — говнорок услышишь, направо повернёшь — попадешь на Kadavar, хотя нет — рано ещеё В 19:50 на сцену только выходит первая команда разогрева — москвичи The Omy.

И это тот редкий случай, когда стоит приходить вовремя — разогрев на этот раз не менее интересен, чем хедлайнер. Это свойство новых, прямо сейчас растущих сцен. И необязательно местные команды должны быть клонами той, что приезжает. Вот The Omy — в составе фронтмен, гитарист, басист, клавишник (он же перкуссионист), барабанщик и саксофонист, группе меньше года, она выпустила двухпесенный цифровой релиз «In My Blood»/»Progonaut», отзывы на который в Bandcamp включают замечательное определение: «Кажется, будто Крис Корнелл из Soundgarden собрал блюзовую группу!» Мои же ассоциации более банальны — с Джимом Моррисоном, во многом потому, что вокалист часто прибегает к декламации, эдак отстранённо растягивая слова, и не забывает в нужные моменты драматически падать на колени, извиваться с микрофоном в руках и по всякому делать шоу, насколько это возможно на отведённом ему клочке сцены. Материал интересен и живьем, и в записи — это вязкая, «тёмная и тёплая» смесь блюза, гаражного рока, психоделии и, наверное, авант-джаза, благодаря характерному звучанию баритон-саксофона. Свои полчаса на сцене группа отработала с блеском.

…Как и второй разогрев — инструментальное трио Flynotes из Петербурга. Они уже постарше — играют, как и хедлайнеры, с 2010 года, выпустили три полноформатных альбома, на подходе четвёртый, ездили с турне по Прибалтике и Скандинавии. В прошлом году в команде сменилась ритм-секция, и сложно судить, как звучал предыдущий состав, но нынешний превосходен, запоминается экспрессивная барабанщица под псевдонимом Nat Core, которой по плечу и бластбиты, и неспешный пост-рок с дум-металом. Ещё и хороший квест для фотографа — поймать момент в игре, когда видно её лицо… Что касается музыки, то если к звучанию и стилю The Omy какой-то момент надо было привыкать, то Flynotes сразу «взяли быка за рога» — с кажущегося поначалу мягким пост-рок-инструментала к более жёстким, экспрессивным, даже брутальным, но без гаражной грязи в звуке опусам, напомнившим мне столь любимый ранний Opeth в их инструментальной составляющей.

Еще 25 минут ожидания, и на сцене в полной темноте появляются герои дня — Kadavar. Освобождена от покрывал барабанная установка на постаменте. На ней, как на троне, восседает Кристоф «Тайгер» Бартельт. Он — не в глубине, а в самом центре сцены, а певец/гитарист Кристоф Линдеманн и басист Симон Бутелуп прячутся где-то сбоку и в тени. Сразу видно, кто в группе главный! (Помнится, интервью «ИнРоку» давал именно барабанщик). А может, и нет — просто у него самая длинная борода! Вдобавок за драммером был установлен вентилятор, и пышные волосы, мечта дровосека, красиво развевались на ветру.

К этому времени (21:30) в зале уже было трудновато протолкнуться, да и с верхнего вип-балкона выглядывали заинтересованные зрители. Популярная группа! Кого только не было в зале — и те, кто ходит на металлические концерты, и типичные стоунерщики, и любители «старого доброго рока». Был даже единорог! Серьёзно — поглядите на фотографии. Кто-то доукомплектовал маску головы коня красивым белым рогом и так расхаживал весь концерт, даже в стейдждайвинге поучаствовал. Интересно, не душно ли там было бедняге и как он ориентировался в пространстве…
Возвращаясь к слушателям — как сказал мне коллега, концерт Kadavar для него — это возможность узнать, как звучали когда-то Black Sabbath, играя по маленьким клубам. И хоть немцы не так подделываются под саунд «Саббат» и под голос Оззи, как их собратья по жанру, смысл в этом есть. (Лично мне еще приходят в голову Пэт Треверс, Ten Years After, Mountain, Grand Funk, хотя, понимаю, аналогии спорные).

«О**реннейшие чуваки оказались, не шарил их, думал, по клешам угорают, а они такой звукан выдают! Стиль!» — вот один из характерных комментариев в соцсетях после московского концерта. В этом коротком объяснении — всё, чем хороши Kadavar. Первое — выверенный сценический образ, эдакое доведённое до гротеска заявление «Семидесятые — это круто!», второе — саунд, добротно повторяющий те времена, в третьих — атмосфера безудержного концертного грува, эдакого самоподдерживающегося экстаза, который рады разделить и фэны. Чего тут нет? Того, что отличает Kadavar от прообраза, а ходячего и строящего гримасы кадавра — от живого оригинала. Нет риффмастера уровня Тони Айомми, нет фронтмена с яркой личностью и узнаваемым голосом, нет мелодиста, автора ярких песен… Для слушателя, избалованного роком 70-х, в котором для каждой «Snowblind», условно говоря, есть свой «Fluff» или «Changes», в музыке Kadavar отчаянно не хватает контрастов, интонационного и звукового разнообразия. Чувство экстаза, которое немцы великолепно передают живьём, очень быстро вызывает насыщение, и кажется, сыграй они те же полчаса, что и «разогрев», они бы вызвали исключительно теплые воспоминания. Но полтора часа для такой музыки — уже перебор.

 

Где-то без четверти 11 музыканты ушли за сцену. Две вещи на бис (кто-то прогнозировал три — ошибся), и концерт завершён. К сожалению, коллективная мудрость setlist.fm пока не сообщает, что именно играли Kadavar, но по видеозаписям в сети можно узнать, что были сыграны, в частности, «Die Baby Die», «Into The Wormhole» и «Skeleton Blues» cо свежего альбома «The Rough Times» (2017), более ранние «The Old Man» и «Pale Blue Eyes» с «Berlin» (2015), «Living In Your Head» и «Black Sun» с дебюта 2012 года… А мысли после концерта скорее положительные — да, Kadavar не написали музыки, сопоставимой с их прообразами, и, скорее всего, никогда уже не напишут. Четыре альбома — достаточный срок, чтобы проявить себя. Но они — только одни из представителей большой и живой сцены с активными слушателями и массой интересных команд, в которых, как зарубежных, так и российских, стоит покопаться. (Stoned Jesus, The Grand Astoria, Re-Stoned — вот лишь несколько самых известных имён…) И в этом как в очередной раз можно было убедиться на концерте в клубе «Город».

Владимир ИМПАЛЕР
Фото автора.
Благодарим Анастасию Потапову (Spika Concerts) за аккредитацию.

Общее впечатление

4 февраля 2018 г.
Москва, клуб "Город"
Spika Concerts

Владимир Импалер

Владимир Импалер