Folk Summer Fest’2017: На мощной ноте, не без салюта
Август 8, 2017
Дмитрий Кошелев (313 статей)
Поделиться

Folk Summer Fest’2017: На мощной ноте, не без салюта

Folk Summer Fest проходит с лета 2013 года и собирает весь цвет российского этно-метала с некоторой долей этно-рока, с вкраплением нескольких зарубежных хедлайнеров высокого профессионального уровня. Судите сами — на фестивале играли Eluveitie, Finntroll, Corvus Corax, Korpiklaani… Да и некоторые российские герои, скажем, «Аркона», завоевали за рубежом репутацию не меньшую.

Началось всё с дня рождения мотоклуба «Wolves MC» из города Гусь-Хрустальный,  который при организационном участии московского рок-клуба «Rock House» превратился из обычного байк-феста в трёхдневный фолк-металлический опен-эйр. Следующие три года фестивали проходили там же, а пятый по счету переместился поближе к Москве и получил прописку в Тарусском районе, близ Оки, на территории усадьбы «Отрада». И набор артистов, и качество организации фестиваля, по сути, никогда не разочаровывало, поэтому число верных поклонников Folk Summer Fest растёт с каждым годом. К их числу присоединился и наш автор Дмитрий Кошелев. Его рассказ – к вашему вниманию.

 I – Начало путешествия

Думаю, никто не станет отрицать, что поездка на фестиваль – это приключение, даже если оно не сопровождается происшествиями, жертвами и разрушениями. Возможно, у тех, кто ежегодно ездит на несколько опен-эйров, другие чувства, но у меня, крайне редко покидающего пределы цивилизации меломана, вечером накануне не просто начались предвкушения чего-то невероятного — они меня накрыли. Так, что среди ночи просыпался несколько раз и смотрел на часы: а не пора ли выдвигаться? К чему я это пишу? К тому, что путешествие – неотъемлемая часть фестиваля, с которой он, собственно и начинается. Добираться от Москвы до усадьбы «Отрада» официальный сайт «Folk Summer Fest» предлагал несколькими способами: на автобусе или электричке до Серпухова, а там – автобусом или маршруткой, идущей до Тарусы, либо найти попутку через сервис beepcar. Я выбрал последний вариант, и выезд был назначен на полдень погожего солнечного четверга, 20 июля, от станции метро «Бульвар Дмитрия Донского». Полтора часа задушевной беседы с коммуникабельным и словоохотливым водителем Алексеем на фоне почти лишённых урбанистической повседневности видов за окнами машины пролетели стремительно, оттого и незаметно. Обошлось мне это путешествие в полторы сотни рублей. Для сравнения: билет только на обычную электричку от Курского вокзала до Серпухова стоит 242 рубля (повышенной комфортности – 292) плюс ещё полсотни на рейсовый автобус. Парадокс, но – благодаря беспересадочной и комфортной поездке сэкономил как минимум пару сотен рублей, которые всегда приятно найти на дороге, только не всегда они там валяются.

II – На месте

Поворот в нужном направлении не заметить на трассе сложно благодаря воротам, на которых написано «Усадьба Отрада». От них до самой усадьбы – километра полтора. Можно воткнуть плейер в уши, а можно насладиться звуками природы, которые уже завтра сменятся позитивными вибрациями фестивальных сетов. Просто побыть немного в созерцательной тишине, наслаждаясь пасторально-живописным видом, который для повседневной жизни городского обитателя – экзотика. И вот предо мной — фестивальное пространство, или собственно усадьба. От входа к первой сцене ведёт асфальтовая дорожка, вдоль которой уже раскидывают свои шатры-палатки продавцы национальных одежд, изделий народных промыслов и прочего хэндмэйда, продуктов питания и напитков.

Сцена «Асгард».

Дорожка огибает первую сцену, именуемую «Асгард», перед которой – поле для танцев и хороводов размером раза в два больше снесённого недавно клуба «Arena Moscow», или же «Bud Arena», что в контексте данной истории вряд ли существенно. Прямо напротив сцены – самый большой павильон, в котором с одной стороны, лицом к сцене, расположился бар, а с противоположной – официальная точка с мерчем и компакт-дисками. Напротив мерча – стрелковый тир, в котором можно проверить свою меткость в стрельбе из лука. Рядом – ещё одна точка с мерчем, где не было официальных фестивальных футболок и атрибутики, связанных напрямую с FSF, но это не делало её ассортимент неинтересным. Огибаем поле дальше – и ба! Знакомые всё лица. Парни, которых мы часто встречаем в клубе «Rock House», дообустраивают территорию. Спасибо им, они радушно позволили мне временно пристроить свой рюкзак в одном из комфортабельных домиков коттеджного типа, в которых располагались хостелы для участников феста и обслуживающего персонала, после чего я налегке пошёл изучать территорию дальше.
Оттуда я попал в лагерь реконструкторов, где позднее проходили баталии, а после битв их участники обучали желающих боевым искусствам и рассказывали множество удивительных историй о своём вооружении. Даже, говорят, проводили на добровольцах мастер-классы, демонстрируя, как в старину отрубали головы. За поляной, оказавшейся платным кемпингом (понимание этого пришло позднее), стояли ещё несколько уютных домиков, на дворе одного из которых был фонтан, возле ещё одного – два больших шахматных поля с гигантскими фигурами, и рядом – детский батут. В последнем прыгали две девчушки лет пяти-семи.

Княжеское размещение.

Когда я подошёл к ним поближе, они встали по стойке «смирно» и одна из них жалобно спросила: «Маме расскажете»? Сказал им, что таких намерений не имею, и детишки продолжили веселье. В домиках этих сдавались номера по разряду «Княжеское размещение». Поскольку мне было интереснее быть ближе к народу, я этот вариант не рассматривал и стоимость апартаментов даже не мониторил. О ценовой политике феста речь пойдёт в следующей главе, а пока ещё два пункта, не дойти до которых было бы неправильно. Один — пляж на Оке. Вырос я в Сибири, где люди в реке Обь купаются до середины июля. Потому устремления окунуться в Оку не имел. В том месте, где находится «отрадин» пляж, река не широка. Но она коварна. Зашедшая на моих глазах девушка прошла пару десятков метров от берега. Течение быстрое, вода холодная, глубина – по колено, но именно в таких местах дно неровное и там полно ям, в которые попасть – риск для жизни. Температура воды в конце концов остудила пыл дамы, и она вернулась на берег.

«Арена» (не Бад и не Москоу).

И, наконец, последнее важное место, которое нельзя было не осмотреть — ещё одна сцена под названием «Арена». Территориально она находится напротив первой и смонтирована внутри строения, напоминающего Колизей. Это отличная акустическая преграда для звуков с соседней площадки. Перед самой сценой – танцпол, вымощенный плитами, а дальше – сидячие места, над которыми навесы, а ниже – туалеты с водопроводами. Об удобствах речь пойдёт в главе «Инфраструктура», а пока перейдём к ещё одной важной фестивальной составляющей.

 

III – Цены и товары

Как ни крути, они играют немалую роль при расчётах бюджета. Приводить здесь прайс-лист целиком смысла нет, но на ряде пунктов позвольте заострить внимание. Первый – провиант. Как ни крути, а питаться надо. И как ни затаривайся консервами и прочим сухим пайком, проглотить горячий пирожок, тем более «этнический», соблазн велик. Удовольствие испробовать удмуртские национальные перепечи из печи, с пылу с жару, обойдётся в сотню рублей за штучку. Шашлык здесь – удовольствие не из дешёвых. Сотня граммов пожаренной на мангале сёмги – 270, телятины — 250, баранины – 240, свинины – 170, куриного филе – 150, а испечённой таким образом картошки – 100 рублей. Хотите, чтобы завернули в лаваш – добавьте сотню, а полить соусом и посыпать овощами – приготовьте ещё одну. Кулёк картофеля фри, не маленький, но и не великий – 290 рублей. Плов – 250, шурпа – 200, окрошка – 150, манты по 80 за штучку, но отпускаются порцией не менее трёх…
Самым популярным напитком FSF является медовуха. На неё цена была стандартная: 300 рублей за литровую бутыль-баллон. Пиво тоже продавалось, и пластмассовый поллитровый стакан его колебался в цене между 150 и 300 рублями. Квас – сотня за литр. Кофе – от 100 до 150. Что касается негастрономических товаров, то здесь первое место прочно держит мерч с фестивальной символикой. Чёрные футболки – 1100, цветные – 1600. Футболки артистов, играющих на фесте – от 600 до 1500 рублей. Цены на народно-промысловый хэндмэйд направленно не изучал. Бирки с ценниками были не на всех товарах. Видимо, это говорило о том, что здесь торг, в отличие от продовольственных лавок, уместен. Однако предметов, в которых имеется надобность, не встретил, а выспрашивать цены без намерения купить – только продавцов зря тревожить. В конце концов, не на ярмарку ехал. Подводя итог сей меркантильной главе, сделал для себя вывод: пяти тысяч рублей на человека вполне может хватить, чтобы раз в день в течение феста утолять голод и три-четыре – жажду, да и сувениров на память скромно и со вкусом прикупить. Но если купить одежду, балалайку, хомус или губную гармонику, да и просто гостинцев друзьям, по каким-либо причинам сюда не поехавшим – тут лучше бюджет умножать как минимум на два.

IV – Инфраструктура и быт

Бесплатный лагерь.

Неспроста я веду столь скрупулёзный экскурс. Хоть и приехал на фест прежде всего «за музыкой», но то, что её окружает, тоже важно. Когда пишу эти строки, искренне надеюсь, что они помогут передать скудную долю моих впечатлений, полученных там, на фестивальном поле, а может и пойдут впрок читателю, собирающемуся на FSF в следующем году. Итак, начнём с жилых палаточных зон. Их оказалось три. Первый – платный кемпинг между «княжескими» апартаментами и хостелами для участников и персонала. Два бесплатных кемпинга расположились в противоположной части. Первым образовался тот, что был в роще метрах в 600-700 от ближайших ворот в фестивальную зону.

Платный лагерь.

Второй – ещё ближе к ним, практически сразу за сценой «Арена», но в поле. В бесплатных кемпингах жило большинство участников фестиваля. Если не большинство – то половина точно. В конце концов – это отличное место, где можно хорошо потусоваться, пообщаться, выпить-закусить у костра, чего никак не сделаешь в клубном пространстве на сборном концерте. Путь к фестивальной зоне лежит по песчаной дорожке, которая даже в дождь не превратилась в болото. На входе в ворота встречают стражи-молодцы из «Дружины», которые следят весь фест за порядком и отбираются организаторами по их меломанскому вкусу. На вид они могут показаться суровыми, но внутри – сама доброта и отзывчивость. Душевность их однажды испытал на себе. Шёл по полю невдалеке от сцены, и вдруг, на ровном месте подвернув ногу, упал. Двое – тут как тут, будто из-под земли выросли и спешат на помощь. Я их поблагодарил, а они учтиво и деликатно интересуются, не ушибся ль?.. Вот такая охрана.

Метал-амигос из Чили и Китая.

Теперь что касается такой важной вещи, как туалеты. Как минимум в двух местах, у бесплатного полевого и у платного кемпингов, выстроились ряды биотуалетов, а под трибуной «Арены» — два заведения с водопроводом и, естественно, умывальниками. Что ценно и важно: несмотря на количество народа, их посетившего, они никогда не были загаженными. За чистотой здесь не просто следили, а просто её соблюдали, за что ещё один респект! Вообще вся фестивальная «движуха» была идеальной. Такое ощущение, будто четыре дня, что привелось здесь провести, прожил в замечательном городке, населённом душевными и добрыми замечательными людьми, съехавшимися не только из России. В частности, встретил там китайца и чилийца. Второй амиго, по его словам, специально рассчитал свою двухнедельную российскую турпоездку так, чтобы в неё вписался «Folk Summer Fest». В общем, место средоточия людей доброй воли, абсолютно равных во всём, которых сплотила…

IV – Музыка. День первый

Утром был предсказанный за пару недель синоптиками «Яндекса» и «Гисметео» кратковременный дождь. Однако к началу фестиваля небо успело развёдриться, а температура воздуха повыситься до уровня «тепло». Первыми на сцене «Асгард» ровно в полдень появились ведущие – фронтмен группы Tintal Фёдор Воскресенский и Ксения Маркевич, вокалистка группы «Калевала». Они поприветствовали пока немногочисленную публику и объявили первый коллектив.

Им стал саратовский El Mental. Вышли трое парней, наряженных в одинаковые одежды. Один из них играл на бузуки (Павел «Поль» Леонтьев), второй – на волынке и прочих духовых (Константин «Буйный Древень» Бубликов), третий на перкуссии (Владимир «Nemo» Келлер). И ещё – поющая преимущественно на бэках балалаечница Ксения Ламаш, в одной из песен выступившая основной вокалисткой. В середине сета к группе присоединялась флейтистка по имени Аннет. Ребятам полтора года, жажда играть у них неуёмная, это похвально. И играют для акустического фолка вполне сносно, только для открытия феста они – спорный выбор. Всё ж хотелось чего-то более ударного. К слову, из лагеря музыкантов, располагавшегося неподалёку от места моих ночёвок, все три моих фестивальных ночи напролёт была слышна их перманентная игра. И на фестивальных дорожках, где не мешал звук со сцен, El Mental на протяжении трёх дней можно было встретить играющими. На большой сцене они хоть и не потерялись, но понтов и некоторого бахвальства было больше, чем артистизма. Часть песен были каверами. Как выяснилось, в творческом арсенале группы таковых много. Кого только они не переигрывают: от Dropkick Murphys до Scooter и от «Мельницы» до хитов из советских кинофильмов. В общем, старт взят.

На «Арене» уже отстроились следующие участники – ярославцы «Крик Вильгельма». Хоть Воскресенский и сообщил в своём первом спиче о том, что обе сцены фестиваля равнозначны, но объективно «Арена» (и это было заметно невооружённым взглядом) уступала размерами «Асгарду», и оснащение её было поскромней. А в первый день и звук почти всех артистов, выходивших на неё, был хоть и не плохим, но и не эталонным. Возможно, поэтому «Крик Вильгельма» и пролетел мимо. Группа играла заводной хэви с вкраплениями до боли знакомых фолковых мелодий. В составе почти всех выступавших на FSF артистов были девушки. Здесь мы наблюдали вторую Ксению. Фамилия её Васильева, но к экс-бас-гитаристке группы «Ива Нова» она никакого отношения не имеет, хотя тоже играет на басу. Фишкой команды является фагот, на котором играет Максим Харин. Несмотря на то, что сет практически ничем более не запомнился, потенциал у группы хороший.

Перед фестом, изучая состав участников, я подсчитал соотношение тех, кого я не слышал вообще и тех, кого слышать довелось как минимум один раз. Счёт оказался 25:23. Незначительный перевес в пользу первых. Фестиваль – на то и фестиваль. Я рассчитывал в ходе него в первую очередь открыть для себя новые интересные имена среди неведомых. И первым открытием стали тюменцы Drinking Pumpkins. Они дали хорошего айриш-фолк-панка с подобающим жанру задором и куражом. Весёлые песни, в основе которых грустные истории. Не без оптимизма и чёрного юмора. Одна «Песня мёртвых матросов» чего стоила! Дух призрака пьяного коллеги героев прошлой песни витал над полем, и в финале «материализовался». Последняя вещь началась вопросом «What shall we do with a drunken sailor?»! Начались пляски, хороводы и слэм. Градус парни (и среди них скрипачка Раиса Шабанова) задали нешуточный…

Чтобы следующие участники его уронили. О том, что в городе Владимир есть достойные музыканты серьёзного уровня, мы знаем не понаслышке. Однако команда, прошедшая региональный отбор для поездки на FSF, привела в недоумение. Выступление группы «Агидель» оказалось худшим сетом фестиваля. Выглядел коллектив колоритно, но звучал… Мало того, что со звуком на сцене «Арена» в этот день не повезло (повторюсь) почти всем. А тут – восемь человек, непрофессионально играющие что-то совершенно невразумительное без искры эмоций. Немалых сил стоило высидеть две песни, в которых фолка было примерно столько же, сколько тру-блэк-метала у Scorpions. Но нет худа без добра! Благодаря «Агидели» появилась возможность не спеша пообедать. В промежутках между сетами это сделать нереально: едва один заканчивается на «Арене», Ксения провожает артиста и передаёт слово Фёдору, который объявляет следующего участника на «Асгарде» и наоборот. За исключением пары случаев все отстраивались вовремя и музыка лилась практически нон-стопом все три дня.

Гости из Бреста Cad Goddeu играли белорусскоязычный фолк-рок, в котором чувствовалось и наследие советских ВИА, и европейские фолковые традиции. Состав группы преимущественно акустический – скрипка, блок-флейта, гусли и традиционная ритм-секция «бас-ударные». Главный минус сета: гусляр, певец и на дуде игрец Валерий Малащук в вокальных своих партиях нещадно мазал мимо нот. В остальном – очень даже хорошо. Благодаря костюмам Cad Goddeu выглядели как национальные герои и соответствовали музыкальному образу.

По окончании меня ждало ещё одно открытие, по силе превзошедшее и затмившее первое. На альбом «Солнцекараул» группы «Ладушка» из города воинской славы Козельска Калужской области я читал несколько рецензий. Исключительно позитивных, но послушать эту работу 2015 года выпуска так и не удосужился, за что увы мне! Состав у «Ладушки» почти такой же, как у «Калевалы». Разве что у москвичей нет человека, подобного ладушкинскому игруну на тамбуринах и прочих перкуссионных шумелках. Играют козельчане в похожем ключе, но – лишь в общих чертах. Этот сет я мог бы назвать лучшим за весь первый день, если бы не звук: хороший, но (повторюсь) не эталонный. В остальном «Ладушка» была близка к идеалу. Музыка заставила ноги пуститься в пляс, а душу – сжаться. Главным источником энергии в группе является вокалистка Марья «Ладушка» Гедзюк. Хохма, конечно: плясок не только не грузной, но и вовсе стройной миниатюрной девы, под занавес выступления не выдержал пол «Арены»! В одном месте появилась пробоина.

Тем временем график первого фестивального дня нарушился. Петербуржцы Harley McQuinn к началу своего запланированного выхода на «Асгард» опоздали. С опережением графика на полчаса и другую (не на «Арену», как планировалось ранее) сцену вышли минчане «Адарвiрог». По легенде так в Белоруси зовутся люди кривицкого рода; пьяницы, забияки и драчуны, обломавшие рога Люцифера и сделавшие из них кубки, в которых вода становится самогоном. Забавно, что в составе группы с таким названием нашлось место не только брутальным мужчинам, но и представительницам прекрасного пола. Как и у земляков Cad Goddeu, у «Адарвiрог» впечатлили костюмы, но только в отличие от брестских музыкантов минские были больше похожи на сказочных персонажей. И играют жители столицы Беларуси ощутимо жёстче. Музыка их строится на песенных традициях европейского Средневековья, удачно адаптированных к модерновому саунду. На десерт – народная скандинавская баллада, в переводе на родной для музыкантов язык ставшая «Паном Манэлiгом».

Сценические наряды принявших фестивальную эстафету «Шмелей» были эклектичны, а тексты песен создавали атмосферу театра абсурда. Композиция «Любовь из стекла» со словами «Лишённые сна, лишённые света» на фоне пригревающего с неба светила вызвала улыбку. Фолк в творениях «Шмелей» гораздо менее ощутим, чем готика, даже невзирая на присутствие в составе волынщика. В целом же группа отыграла хорошо.

Сет Spire стал как минимум вдвойне праздничным: помимо того что само по себе участие в FSF – праздник, это была ещё и презентация первого полноформатника «Tume Veel», вышедшего в этот день. Конёк группы – средневековые танцы, аранжированные в металлическом ключе, под которые ноги сами пускались в пляс и провоцировали публику водить хороводы. Несмотря на экстремальную, а временами даже агрессивную подачу, команда весёлая!

Веселье продолжили добравшиеся-таки до феста Harley McQuinn. Это совершенно безбашенный фолк-панк с элементами блюграсса, сайкобилли, а благодаря такому инструменту как стиральная доска, и скиффла, разбавленного цитатами из песен Леонида Утёсова, Селин Дион, Гэри Мура и много кого ещё. А ещё это была единственная команда с акустическим контрабасом. Ну и, говоря о Harley McQuinn, нельзя не упомянуть о том, кто у них фронтмен. Это Дмитрий Аргенто, ныне поющий в столичном ВИА «Троя». Нереально харизматичный, фонтанирующий энергией, он залезал на порталы и пел оттуда, а когда ему стало мало пространства сцены, он просто «вышел в народ» и спел с танцпола. «Дефилируя» сломя голову по сцене, он успевал подкалывать не менее разудалых коллег. И это была первая команда, вышедшая на сцену чисто мужским составом.

Без единой девы вышел следом на «Асгард» и ансамбль «Иван Царевич». Насколько известно, в нём есть участница по имени Елена Вереск, но именно здесь и сейчас группа предстала в виде квартета четырёх богатырей в соответствующих одеяниях, к которым периодически, не на всех песнях, присоединялся аккордеонист Владимир Мусихин. Играет «Иван Царевич» очень драйвово. Эпично-былинным хэви-пауэром группа помимо авторских творений обрамляет народные песни («Во кузнице») и даже Владимира Высоцкого («Странные скачки»). Всё вроде как хорошо и ладно, но временами обладатель мощного баритона фронтмен Валерий Наумов немного перегибает планку с пафосом. Впрочем, на то он и пауэр-метал. В данном конкретном случае — преисполненный русским духом.

Сбили градус и помогли вернуться на нужную волну вышедшие на «Арену» ещё одни нероссийские гости: Varang Nord из Латвии. Несмотря на то, что группа играла суровый и холодный фолк-викинг-метал, принимали её очень тепло. Полноценно насладиться их сетом лично мне помешали пафос «Ивана Царевича», послевкусие которого преследовало минут двадцать, и всё же немного не дотягивающий до комфортного саунд.

Так и наступил вечер, а с ним настала пора более продолжительных сетов. Первым хедлайнером первого дня была «Аркона». Коллектив хоть и на все сто русский, всё же работающий под эгидой иноземного лейбла Napalm Records. Отыграли флагманы отечественного метал-родноверия как и подобает, по-фирмовому. Можно относиться к этому коллективу как угодно, но если ты металхэд, ты просто хотя бы один раз обязан увидеть эту команду живьём. Это сумасшедшая кипучая энергетика, помноженная на убедительный сценический образ. Под музыку «Арконы» приняли гигантские масштабы хороводы, вспыхнуло несколько очагов неугасаемого (до конца сета) слэма и, конечно же – под одноимённую песню все желающие любители острых ощущений сошлись «Стенка на стенку».

Последними на сцене «Арена» в этот день играли мои добрые друзья «Омела». Без единой нотки лести и лукавства должен сказать, что это был лучший сет первого дня. Шаманством чистой (и под занавес не без «Светлой») воды наслаждалась хоть и не битком, но всё же обильно наполненная народом «Арена». Не могу вспомнить, что творилось вокруг; музыка поглотила меня без остатка и унесла в путешествие то ли по другим измерениям, то ли по потаённым уголкам собственной души. Если бы была номинация «Душа фестиваля», «Омела» – первый претендент на это звание. Об этом мелькнула мысль ещё дома, в сборах на FSF. И эту мысль подкрепила Анна Голуб. Поклонница выиграла право выйти на сцену и объявить любимую группу фестиваля. И когда ведущая программы «Арены» Ксения Калевала спросила: «За что ты любишь «Омелу»?», Анна ответила: «За то, музыку этой группы я слушаю не только ушами, но и душой».

Едва на «Арене» отзвучали финальные аккорды, все подтянулись к «Асгарду», где в уже окончательно сгустившихся сумерках начинали играть Korpiklaani. Звук на первых трёх песнях был суховат, но далее его отрулили, и тем не менее… При всей моей любви к весёлым и задорным финским лешим, вынужден с сожалением констатировать: это было самое слабое выступление из тех пяти, на которых довелось побывать живьём. И веских причин тому несколько. Во-первых: сет-лист был составлен хоть и из хороших, но далеко не самых ударных композиций. Во-вторых: задорно пляшущий на сцене и кажущийся совсем трезвым Йонне пел «мимо кассы» гораздо больше, чем «в неё». В-третьих, на сцене не было скрипача и скрипки не было слышно в плэйбэках (вывод: в данном конкретном случае – скрипач НУЖЕН!). При всех недостатках финал шоу выдался ударным. Пара песен с дебютного альбома, «Vodka», кавер моторхэдовского «Железного кулака» с выдающимся аккордеоном и «Beer Beer» поставили точку в программе первого дня FSF, но не завершили его.

Впереди самых стойких и верных ждала ночная программа. Открывали её музыкальные археологи Nytt Land. Пока они отстраивались, я успел пойти поужинать, но вернувшись минут через сорок на поле застал… продолжение саундчека. Забавная картина: играет на тагельхарпе Анатолий Пахаленко, начинает петь, и вдруг горловое пение обрывается фразой «Добавьте вокалистку в мониторы». В саунде этой омской команды есть что-то поистине мистическое. В их композициях сливаются ритуальный эмбиент и песни Северной Европы. Не современные! Nytt Land возрождают древнескандинавские ранне- и досредневековые произведения, песни эпохи викингов. Первобытный дух этих изысканий пробивается сквозь обильно используемую электронику. Любопытно, что когда Nytt Land завершали саундчек, поле начал окутывать туман, за время сета окончательно сгустившийся. Увы, дослушать их до конца мне просто не хватило сил. Отголоскам выступления Бориса Базурова, завершившего ночную программу, я внимал сквозь надвигающийся сон, лёжа в палатке.

День второй

Шум дождя, сыплющегося на палатку субботним утром, мне не приснился, хотя Яндекс и Гисметео в это самое время обещали переменную облачность без осадков. Позавтракав под тентом, выдвинулся на поле: время подходило к полудню. Открывали программу на «Асгарде» гости из города Минеральные Воды «Ярга». (Есть еще «Ярга» из Петрозаводска, проект экс-участников группы Reel/VaTaGa Александра Леонова и Ольги Гайдамак, тоже этно-роковая, но абсолютно другая по стилю, — прим. ред.) По подаче группа напоминала Butterfly Temple, даже вокалист Вадимир (фамилия его в единственном найденном интернет ресурсе, странице Вконтакте, не указана, – прим. авт.) визуально напоминал одновременно двух их фронтменов: первого, Лесьяра, и нынешнего, Андрея Матюшенко. Отыграли парни ровно, но без откровений. Ни одной песни, которые объединяла древнеславянская тематика, не запомнилось, но слушались они с интересом.

«Боянов Гимн», первым вышедший на «Арену», дал понять, что со звуком вчерашние проблемы решены. Группа эта из тех, чьё имя я слышал не раз, но не получал импульса, который бы побудил ознакомиться с их творчеством. У коллектива шесть альбомов, последний из которых вышел этой весной. Играют они мелодичный и боевой фолк-метал, проникнутый славянским духом. Львиную долю зрительского внимания в команде притягивает к себе красавица-вокалистка Ольга Кондрусь. Плотный и разудалый фолк-метал. Браво!

Далее радовал «Дарвинион». Как и многие из вышеперечисленных артистов, они не впервые выступают на FSF, однако организаторы пока не решаются выпустить команду позднее «утреннего» блока. А зря. Под нетленные хиты вроде «Робин Гуд» или «Солнце Купалы» ноги сами собой пускаются в пляс. По утренним меркам и с поправкой на дождь на поле собралась немаленькая аудитория.

Можете представить себе боевой рэп-кор, исполняемый без гитар? Если нет – послушайте группу «Эйкумена» (в прошлом – «Наследие вагантов» и Dudeldrum)! Ритм-секция стандартная – бас и ударные (Арсений Володькин и Сергей Адреналинов соответственно), а помимо них на сцене – скрипка (Михаил Артищев) и бузуки (Иван Володькин), почти все – поющие. Плюс – фронтмен Алексей Большов, обладающий несколькими техниками пения, включая горловое, и периодически играющий на волынках, флейтах и вистлах. Я про себя назвал это фолк-кором.

Саратовский «ЖабЪ» устроил бесовское дуракаваляние. Внешне участники группы напоминали компанию болотных чертей, вылезших из родной среды обитания. Одеты в меховые накидки и такие же набедренные повязки. Играют приправленный флейтами и гармошкой задорный металл. Брутальный, бескомпромиссный, нетолерантный к пищевой цепи и побуждающий к розжигу хищнических отношений. Сет стал презентацией альбома «Гимны болотному троллю», официально вышедшего на CD днём накануне. Отметили как следует: баян не просто порвали, а порубили в мелкие кусочки. И ещё одна фишка. В прошлом году «ЖабЪ» накормил народ блинами путём запуска их со сцены в аудиторию. Ныне в толпу полетели пригоршни овсяной каши и мяса, будто бы вырванного из будто бы вспоротого у одного из флейтистов кишечника.

Ставропольцев Mistfolk с первой составляющей названия фестиваля роднит, похоже, второй корень в имени группы. В остальном это по музыке более походило на традиционный хэви с электрокларнетом. Выглядела команда колоритно, отыграла свои полчаса вдохновенно и, хоть ни одна песня не задерживалась в памяти, покинуть площадку не побуждала.

Санкт-Петербургский коллектив Nomans Land считается первым викинг-металлическим коллективом России. Играют они третий десяток лет. Лично для меня сенсация их сета – новый фронтмен. Полгода назад им стал лидер «Комы» Александр Гудвин. В Nomans Land он также совмещает пение (более брутальное, чем в родной команде) и игру на басу. Суровая и холодная музыка стала отличным саундтреком к вновь полившемуся с пасмурного и не тёплого неба дождю. Но не в том смысле, что окончательно нас заморозила. Скорее наоборот – внушила оптимизм, давая понять, что по сравнению с настоящими бурями, выпавшими на долю героев песен Nomans Land, нынешний дождик – сущее недоразумение.

Как показало дальнейшее развитие событий, отличное выступление питерцев стало разогревающей прелюдией перед поистине крышесносным сетом группы «РарогЪ». Это был зубодробительный прогрессив-паган-метал от команды, распавшейся в 2014-м и вновь возродившейся в почти классическом своём составе: Александра «Рысь» Сидорова – вокал, Александр «Шмель» Швилёв – бас, вокал, Вадим Семёнов – ударные, и самый молодой во всех смыслах, и по сроку службы, и по возрасту, гитарист Александр Ващенов. Звук – на высоте ровно настолько, чтобы расслышать в этом месилове чёткие гармонии и оценить величие команды и профессионализм музыкантов, в ней играющих. Шоу? Ещё какое! Сидорову недаром Рысью прозвали – сущая зверюга, носится как оголтелая и поёт безупречно. А как играет на басу и одновременно гроулит Шмель!.. Нет слов, чтобы это описать достоверно: такое надо видеть. Сценический образ убедительно подчёркивают костюмы, в которые одеты (слово «наряжены» здесь не подходит от слова «совсем») музыканты. Под сценой – оттяг и всенародное счастье. Лучший сет второго дня! Несмотря на то, что «РарогЪ» не исполнили нетленную «Взойди, Солнце!», под занавес выступления долгожданное светило выглянуло.

На этом фоне люберецкий «Гродень» воспринимался с трудом. Официальный пресс-релиз группы гласит: «Гродень» – коллектив славянский, который взял мафаку заморскую, добавил в нее мелодий плясовых да залихватских, и тексты с речью русской, чем облагородил музяку чужеземную». А в конце приписано: «Только Гусли! Только Хардкор». Так оно и есть. И хардкоровые кричалки на фоне вязких альтерно-роковых риффов, и гусли на месте. Вот только этнично-фолковая часть хоть и отчётливо была слышна, но представляла собой плэйбэки. На сцене рубился квартет. Встречали его замечательно, но моё восприятие, несколько нарушенное «Рарогом», оценить в полную силу сет «Гродня» не позволило.

Питерские «люди в чёрном» Woodscream выглядели эпично. Колоритная вокалистка, также играющая на флейте-рекордере, Валентина Цыганова не только порадовала слух своим мощным голосом, но и взор — своим сценическим образом, который органично дополняли гитарист Александр Климов и поющий гроулом басист Иван Будкин, внешне напоминавшие двух воинов. В составе группе, заявленном на её официальном сайте, значится скрипачка Светлана Сулимова, выступавшая с Woodscream на прошлых «Фолк Саммерах», но ныне на сцене её не было. Легендарные (от слова «легенды») истории, которые лежат в текстах песен команды — отдельная тема для интересного разговора.

После ухода Woodscream со сцены «Арена» после сета провожали не двое, как обычно, а только один из ведущих. Вторая, Ксения Маркевич, готовилась к выходу на сцену «Асгард» в составе собственной группы. Видеть живьём «Калевалу» всегда удовольствие. Каждое шоу проходит на искромётном драйве. Музыканты вдохновенно раскачивают публику и вместе с ней сами неподдельно радуются. Та же история была и на сей раз. Поле не только внимало команде, но и охотно распевало её песни, среди которых была и впервые исполненная заглавная композиция с нового альбома. Называться он будет «Метель» и выйдет осенью.

Привычный ритм моего «дефиле» от сцены к сцене был немного нарушен. На фестивале работала ещё одна площадка – «Берлога», в которой проходили джемы музыкантов и автограф-сессии. Изначально предполагалось, что вход туда будет платный и за каждый день цена – 500 рублей. Но во второй день это правило было упразднено, и теперь посетить «Берлогу» мог любой. Параллельно «Калевале» там выступал «Оркестр Тролля». Того самого, который будет «гнуть ель» со своим детищем днём позже. Но сейчас – на сцене стол-президиум, уставленный хмельными напитками. За ним сидят трое: сам Константин «Тролль» Румянцев посередине, как председатель, а по бокам – оркестр, в составе которого аккордеонист и балалаечник, играющий через примочку и квакушку. Играют, выпивают и даже публике под звуки песни «Элитный алкоголь» наливают понемногу. Я же на песне «За пивОм», кавере кабаре-дуэта «Академия», покидаю «Берлогу». Не из-за патологического отвращения к попсово-эстрадным «ляпсус-опусам», а по причине того, чтобы не опоздать на выступление следующего участника.

Стёбные безобразники и сквернословы, имя коим – Införnal FuckЪ, были одним из главных ожиданий. И оно оправдалось: фолк-панк-трио из Санкт-Петербурга вжарило наилучшим образом. Отличный саунд, задорные песни, фронтмен Алексей Медведев, обутый в резиновые сапоги. Особо стоит отметить его жилетку. Спереди она обшита мелкими логотипами Amorphis, Immortal, Bathory, Possessed и других экстремальных команд. А во всю спину красуется нашивка «Сектор газа». «Инфёрнальные факиры» хоть и играют панк-рок, но он отличен от того, что породил воронежский коллектив под управлением Юрия «Хоя» Клинских. Песни – не о колхозной молодёжи или бомжах, а о героях эпических, от вымышленного Олафа-Моржового *** (вырезано цензурой) до Богов хэви-метала, группы Manowar. «Матные» слова в текстах песен Införnal FuckЪ напрочь лишены пошлости. Им скорее подойдёт характеристика, данная героем анекдота, попом, временно замещающим заболевшего учителя физики в сельской школе: «Озорно, но верно» (произносится с чёткой проговоркой звука «о», – прим. авт.). Аудитория, и немалая, завелась с пол-оборота. Фронтмену не чужда самоирония. Чего стоила фраза: «Вы так хорошо под это пляшете, что меня самого начало вставлять наше говно». Во время столь зажигательного сета даже тучи полностью освободили небо. Солнце светило до сумерек, но на то, чтобы прогреть и просушить озябшую за день публику, у него в субботу времени не хватило. Införnal FuckЪ наповал покорили своим ураганным и дурным драйвом. А Медведев напоследок сообщил, что коллектив работает над новым альбомом, «тизером» коего стала премьера песни «Пылесос из котов».

На «Асгарде» тем временем приготовились первые хэдлайнеры дня. Молдавской команде Zdob Si Zdub я бы дал такую характеристику: свои среди чужих, свои среди своих. Они из тех, кто легко впишется как в рок-форум (данный случай – живой тому пример), так и в попсовую тусовку, и любую из площадок раскачают с первой же минуты. Их искромётная и живая музыка, сыгранная с безупречным профессионализмом, зажигательна и убедительна. Сами музыканты рубятся на сцене с неподдельным кайфом. Фронтмен Роман Ягупов и внешне, и манерой поведения напоминал Адриано Челентано, точнее – как выглядел легендарный итальянский артист в 80-90-е годы.

Помимо надежд на интересные знакомства с ранее мной не слыханными артистами я возлагал таковые и на тех, кого ранее слышал, но не был ими впечатлён. Ждал, что к некоторым FSF заставит пересмотреть отношение и пробудит стремление по возвращении изучить их творения. И такое произошло. Группу «Сварга» до нынешнего момента я слышал лишь один раз. Живьём. И первое знакомство у меня не вызвало большого желания углубиться в изучение студийных работ команды. Но сет, закрывший второй фестивальный день на «Арене», заставил изменить это отношение. Команда Ильи Вольфенхирта на фоне надвигающейся темноты выступила очень мощно. Выступление двух- или трёхлетней давности, о котором я говорил выше, было лютым до боли в ушах, и ныне я ожидал, что сет «Сварги» станет «обнажённым нервом» фестиваля. Мои ожидания не оправдались. Изрядно находившись, настоявшись и наплясавшись за весь день, решил занять сидячее место, и с первых аккордов был в него вдавлен. От музыки стало холодно изнутри. В ней были отголоски какой-то древней сакральной мудрости, которую ощутит любой, а понять и прочувствовать сможет лишь подготовленный. Та, что слушателя к себе близко сразу не подпускает; обволакивает и очаровывает постепенно. И тех, кто проникается её магией, забирает без остатка. Видимо, одним из таких посвящённых стал парень, которого Вольфенхирт посередине программы пригласил к микрофону, он вышел, затем поднял с танцпола на сцену свою подругу, которой, став на колени, подарил кольцо и сделал предложение руки и сердца. И она не отказала! Невероятно, но это было. Ещё одно наблюдение: интересно, только мне Илья напомнил Егора Летова в нулевые годы?.. То, что у фронтмена «Сварги», в отличие от лидера «Гражданской обороны» отсутствовала в руках гитара, было не кардинальным различием. Что-то роднит их на более тонком энергетическом уровне.

Как хорошо, что после этого был большой сет Нейромонаха Феофана! Не знаю, как писать его правильно – в кавычках или без. Визуально на рок-группу два человека, вышедшие на красиво мигающую впотьмах сцену, не тянут. Не могу что-то внятное сказать о выдаваемом ими шоу. А для того, чтобы оценить звук (простите, но музыкой это назвать у меня не поворачивается язык), мой ум слишком средний. К рок-музыке это имеет такое же отношение, как полководец Леонид Брежнев к войне Алой и Белой Роз. Не знаю, какие чувства к нему испытывают коллеги по журналу «InRock», но лично у меня этот поп-феномен (очень мягко выражаясь) вызывает стойкую антипатию. Поэтому под первые содрогания воздуха «драмэнбэйсом» Феофана и кого-то-там-с-ним-ещё я решил: а ну его к монахам! И ушёл ужинать в кемпинг, дабы набраться сил на ночную программу, в которой как минимум одного участника пропускать не хотелось.

Изначально планировалось, что первый субботний ночной сет сыграют Moon Far Away. Однако культовые архангелогородцы приехать не смогли. Об этом организаторы узнали едва не за день до начала FSF. «Рада и Терновник» должны были закрыть второй фестивальный день глубокой ночью, но по означенным причинам они открыли программу «для тех, кто не спит», которой в полной мере неспящих осчастливили. Ночи во второй половине июля не столь теплы, как в первой. Глядя на Раду в платье с коротким рукавом, мне становилось зябко в предусмотрительно надетой на себя тёплой кофте, но певицу холод не смущал. Хорошо бы и концептуально могло выглядеть появление викинга или витязя, облачающего плечи дамы в шкуру невиданного зверя, но наяву такого не произошло. В отличие от выступления, оказавшегося идеальным для ночного часа. Чарующий вокал и плотность саунда были оптимальны несмотря на некоторую минималистичность лайн-апа (этот термин здесь будет уместнее, чем понятие «состав»). Группа играла живьём, без плэйбэков, в формате трио: собственно Рада Анчевская – гитара и вокал, Владимир Анчевский – лидер-гитара и Евгений Кудряшов (Disen Gage) – ударные. В начале сета народу было прилично, но ближе к середине он стал разбредаться, и хорошо, если к финальным аккордам осталась на поле сотня человек.

Закрывал день Бранимир, которого вышел представить автор и ведущий программы «Folk Room» (на Своём Радио) Лев Беляков. Именно им был затеян лейбл Firestorm для того, чтобы выпускать на физических носителях альбомы своего друга Александра Паршикова (он же – Бранимир). Бард покачал было головой, увидев, как «многочисленна» аудитория, однако, услышав несколько названий собственных песен «из зрительного зала», воодушевился тем, что публика «в материале». И погнал в своём ключе: нуарные песни с до беспросветности брутальными текстами чередовались со стэнд-ап-комедийными телегами между ними. Бранимир принял приглашение поучаствовать вместо Moon Far Away и добрался до площадки за сутки. Предоставленная ему возможность сыграть на FSF – пример демократичности формата феста. Не всё, звучавшее там, является фолком в чистом виде. Впрочем, фолк-рокерами ещё каких-то сорок лет назад называли сонграйтеров, исполнявших свои творения под гитару. Так что истина где-то рядом. На этой мысли я и заснул накануне последнего дня.

День третий

Тепло воскресного солнца прямо с утра прогрело палатку настолько, что я, разнежившись зело, едва не проспал первых участников последнего дня. Немного жаль, что успел застать лишь последние три песни молодой екатеринбургской группы Sanctum, однако и этого хватило для того, чтобы условную «копилку» имён, взятых на заметку к обязательному ознакомлению, пополнить ещё одним «Открытием фестиваля». Существует Sanctum с апреля 2016 года, но профессиональный уровень музыкантов и понимание того, что они делают, вызывает искреннее восхищение. Музыкальное вдохновение они черпают в средневековой Северной Германии, а усугубляют эффект и добавляют убедительности их песням тексты, подавляющее большинство которых (за исключением «щепотки» латыни) – немецкоязычные. Их пишет лидер коллектива, ник которого Dennis Bathüschka. Знание языка и уверенное владение им – на высочайшем уровне. Денис является профессиональным переводчиком. Семь человек. Давно уже потерявшие экзотичность и уже в порядке вещей воспринимающиеся вистлы, волынка, колёсная лира (в конце концов мы на фолк-музыкальном фесте) на фоне по-металлически ревущих гитар и гремящих ударных. Два основных вокала – мужской и женский. Возможно, благодаря языку, это должно напоминать In Extremo? Нет! Со сцены несётся шквальный поток музыкального волшебства, которое (увы мне, засоне!) прекратилось очень быстро. По дороге на «Арену» пришлось сделать крюк к палатке с официальным мерчем в надежде купить компакт-диск Sanctum, но там сообщили, что группа таковых не предоставила. Чуть позже открылась тому причина: на данный момент Sanctum записал лишь три демо, альбом пока в проекте. Ждём!

Тем временем на «Арену» вышли Svaskalver. Группа из Санкт-Петербурга постарше предшественника, существует она с 2012 года, на сегодняшний день имеет в своём активе два полноформатника, благодаря которым у неё есть небольшая, но преданная фэн-база. Пусть танцпол от слушателей не ломился, почти вся аудитория, судя по артикуляции, знала тексты песен (переплетение страшных сказок и мотивов скандинавской мифологии) наизусть. Квартет – два парня с гитарами и две девы (одна фронтледи, вторая – на ударных) – выглядит очень колоритно и убедительно. Душу на части не порвали (видимо, Sanctum немного тому «виной»), но смотреть и слушать их было любопытно.

«Асгард» тем временем взял на абордаж «Кровавый риф», исповедующий сплав панк-рока и фолк-пауэр-метала с текстами (преимущественно) на пиратскую тему. Дебютный их альбом «Песни звона шпаги», вышедший год назад, с тех пор веселит и радует слух. Музыкантов на сцене много, но количество качеству не в ущерб. Кочегарят они так, что трудно устоять на месте. Играют на FSF третий год подряд и, вероятно, не последний. Я ждал этого сета с неподдельным интересом. С полгода назад к «Кровавому рифу» (выражаясь морской терминологией) прибился барабанщик любимых всей нашей редакцией Eternal Wanderers Сергей Рогуля. Участие такого музыканта сказывается и на общем уровне: «Кровавый риф» выступил ярко.

На этом фоне столичный Equinox как-то не впечатлил. Хотя объективно команда сильная, профессиональная и толковая – как по части владения инструментами, так и в плане артистизма. Здесь дело сугубо во мне: музыка Equinox, отдалённо напомнившая Skyclad, просто не попала в биоритм.

Саратовские «Рви меха!» помогали Солнцу. Светило припекало, а музыканты жгли. Колоритные участники во главе с великолепной солисткой Василисой Елисеевой раскачали немалую аудиторию. Последняя проманипулировала публикой, заставив под удалой фолк-рок закружить по полю самый большой хоровод Folk Summer Fest-а. А баянист Влад Данилин под занавес выступления спустился в фотопит, где в прямом смысле порвал баян.

Столичную Felidae, игравшую вслед за разудалыми хороводниками, я не понял. Команда помимо FSF засветилась на фестивалях «Быть добру», «Метафест», неоднократно выступала на фэнтези-конвентах «Зиланткон». Я, как неподготовленный слушатель, с первого, живого, знакомства их творчеством не проникся. Потому после второй композиции решил пообедать, заодно компенсаторно наверстав пропущенный завтрак.

«Путь Солнца» отыграли ярко, мощно и на отличном звуке. Квартет низвергал энергичный замес славянских мотивов и агрессивного дэт-трэш-метала. Фронтмен Алексей «Mirron» Миронов в первых вещах играл на гитаре, но затем освободился от неё и пустился в краудсёрфинг. Но поплыло на руках публики не только его тело. Для пущего оправдания слова «сёрфинг» Mirron погрузился в надувную лодку, из которой продолжал петь. Если бы была номинация «Фронтмен FSF-2017», я бы проголосовал за него.

Следующими были ещё одни москвичи Wallace Band, погрузившие в мир кельтских преданий, рассказанных по-русски. Кажущаяся простота не перегружающих мозг композиций – хорошо продуманная фишка. Это были полчаса, которые пролетели на одном дыхании очень увлекательно. Учитывая весь исторический бэкграунд группы, иначе и быть не могло. Венчало сет собственное музыкальное видение баллады Роберта Стивенсона в переводе Самуила Маршака «Вересковый мёд». Wallace Band существует с 2003 года, и существует не зря! Если вы любите хороший фолк-рок и не знаете эту формацию, искренне желаю устранить пробел: знакомство с её творчеством не может не порадовать.

Далее случилось очередное внеплановое смещение фестивального графика. К назначенному часу не успели приехать тюменцы «Просто Горыныч». И вместо их сета на большой сцене состоялась пара мероприятий. Ведущий сцены «Асгард» Фёдор Воскресенский представил команду Folk Summer Fest. Тех, кто организовал не просто мероприятие, а праздник, которого заслуженно из года в год ждёт собирающаяся на него публика. Как уже было сказано выше, не только российская. После «парада алле» случилось награждение конкурса «Краса FSF-2017». Победила в нём дева по имени Наталья. На сцену за наградой она вышла с двумя детьми. Старшую дочь четырёх лет вела за руку, а меньшая, полуторагодовалая дитятка, покоилась на её груди в слинге, и она-то уж точно за свою жизнь не пропустила ни одного «Фолк саммера». Наталья, по её словам, была на всех, кроме первого.

Пока «Просто Горыныч» преодолевал последние километры пути до площадки, на «Арене» отстроились эксцентричные московские стёбщики Zmey Gorynich. И они дали мощи и гари. Хочется написать драконьей, но не получается. В общем саунде несколько потерялась гитара, а жаль, ведь в мат-метале (хотя сама группа позиционирует себя как lubok-core band) риффы должны быть на передовой. Именно на такой платформе строится музыка команды, названной в честь трёхголового дракона из русского фольклора. А если эти риффы к тому же извлекает Роман «Kudiyar» Искоростенский (он же Arsafes), да ещё и из восьмиструнной гитары – и подавно жаль. Статус «супер» группе Zmey Gorynich соответствует от и до. За барабанами – драммер групп Kartikeya, Arsafes, Equinox и «Путь Солнца» Александр Смирнов. Здесь — в будённовке и с усами; кажется, приклееными. На басу играет ещё один участник множества проектов Искоростенского — Александр Мирошниченко, здесь получивший ник «Gvozd». Центр притяжения внимания – за вокалистами. Первый – Дмитрий «Mityay» Лебедев (помимо «Изморози», в которой он участвовал какое-то время с вездесущим в нашем случае Арсафесом-Кудияром, пел в нескольких командах, среди которых Arcane Grail, Armaga, Graylight, Skylord и др.), одетый подобно знатному купцу. Вторая – Александра «Рысь» Сидорова в лёгком национальном русском платье, не менее энергичная и эксцентричная (музыка-то обязывает), чем днём ранее в «Рароге». В момент исполнения суперхита «Айнанэ» на сцену вышла настоящая этническая цыганка Мирэлла Димари-Констант и станцевала под него с неподдельно огненной страстью. В целом, судя по тому, сколько народу слэмилось, мошилось и водило перед сценой хороводы, Zmey Gorynich был долгожданным. Всё могло быть отлично, если бы гитара звучала поярче, как на искромётном дебютном EP, вышедшем в конце прошлого года… «Отлично» не вышло, но «хорошо» будет справедливой оценкой.

До захода солнца было ещё немало времени, а градус хедлайнерства начал повышаться. На «Асгарде» нас ждали гости из Набережных Челнов Alkonost. До этого я побывал лишь на одном их выступлений – в столичном клубе «ТеатрЪ» года полтора назад. Там проходил фолк-фестиваль с участием нескольких групп. Незадолго до него Алексей «Panzer» Арбузов подарил мне туровую футболку с артворком альбома «Путь непройденный» 2006 года. Когда в ней меня увидел мастермайнд и единственный оригинальный участник Alkonost Андрей Лосев, он удивился тому, насколько одёжка была новая. Так мы и познакомились. С того момента состав квинтета изменился на три пятых. Остались собственно Лосев и лидер-вокалистка Ксения Побужанская. Новые участники – записавшие прошлогодний альбом «Песни белой лилии» гитарист, периодически подпевающий экстремальным голосом Павел Косолапов и басист Рустем Шагитов. Что касается барабанщика – «родным» группа пока не обзавелась, потому вновь приехала с сессионщиком, на сей раз им был Роман Давиденко. Состав меняется, меняется и саунд группы – блэковатый пэган-метал, который Alkonost исповедовал на ранних этапах, выкристаллизовался в собственный уникальный стиль, который трудно спутать с чьим-либо ещё. Неизменно одно – мельницы хайеров, которые крутят четыре музыканта. Отыграла команда отлично, жаль лишь, что мало. Когда Ксения объявила традиционно закрывающую программу «Ночь перед битвой», пришло понимание, что для сета Alkonost полчаса – ни о чём. За это время только-только погружаешься в их музыку, проникаешься её духом, входишь во вкус, и тут на тебе… Всё!

Выступление флагманов отечественного пэган-метала Butterfly Temple должно было быть последним на «Арене». Но из-за смещения графика они выступали раньше. И выдали отменную программу, в которой нашлось место и искромётному, и эпическому. Нынешний вокалист, пришедший в команду в 2014 году Андрей Матюшенко – уже не новичок. И он, пожалуй, лучший, и даже идеальный фронтмен Butterfly Temple. Песни с последнего на сегодня альбома «Вечность» и свежий сингл, записанные с ним, не в счёт, а исполнение более «старших» номеров это подтвердило. Андрей органичен и самодостаточен, у него яркий и глубокий чистый певческий голос, и экстремальными техниками он владеет безукоризненно. С 2014-го года в группе играет ещё один молодой «по сроку службы» участник – басист Виктор Пряжнов, пришедший на смену Николаю Коршунову. И он отлично вписался в команду, в которой более двадцати лет бессменно играют клавишник Сергей «Авен» Аванесов, гитаристы Михаил Шматко и Валерий Остриков и барабанщик Алексей Спорышев. Все они, естественно, на месте и в отличной форме. Не обошлось без гостей. Для исполнения «Времени Мары» на сцену не вышел, а в прямом смысле – ураганом вылетел Миррон, записавший с BT одноимённый альбом. А в «Мы два крыла» партию женского вокала исполнила та, чей голос увековечен в классической версии песни – Ксения «Калевала» Маркевич. Очень сильное и духоподъёмное выступление, которого снова показалось мало, несмотря на почти часовую продолжительность.

Но не время сокрушаться: на «Асгарде» нас ждёт «Тролль Гнёт Ель». Команда пивных берсерков, ведомая Константином «Троллем» Румянцевым, уже заслуженно носит титул легендарной. И не в последнюю очередь благодаря своим живым выступлениям. Кто познакомился с «ТГЕ», послушав студийные альбомы, а через какое-то время увидели их концерт, поймут, что я имею в виду. На каждом из них царит удивительная атмосфера безудержного веселья. И на сей раз братья во хмелю не подкачали. Отыграли на одном дыхании. Музыка у них такая зажигательно-оттяжная, что поневоле понимаешь: это лучший саундтрек для праздника. И ещё одно наблюдение. Я не употребляю спиртные напитки уже много лет, но что такое опьянение, знаю не понаслышке и на концертах «ТГЕ» от музыки и флюидов, посылаемых музыкантами со сцены, начинаю испытывать лёгкую степень «поддатости».

Неожиданно для самих себя стали хедлайнерами наконец добравшиеся до фестиваля «Просто Горыныч». Это отметил в своём приветственном спиче басист-вокалист Дмитрий Судчак. Их слегка припанкованный, но обильно весёлый, разудалый и напрочь лишённый пафосности хэви-метал с аккордеоном прозвучал наилучшим образом. Среди прочих прозвучала «Водка», русскоязычный кавер на Korpiklaani, произведённый в Тюмени.
Такое ощущение, что «Тролль Гнёт Ель» зарядили мои внутренние батареи, благодаря которым можно было внимать ещё как минимум трём-четырём командам. Но увы, в программе оставалась только одна. На «Асгарде» нас ждал последний сет, который был сыгран эпик-фолк-викинг-металистами из Фарерских островов.

Tyr. Мне довелось три года тому назад попасть на их концерт в клубе «Москва Hall». Если полистать подшивку нашего журнала за 2014 год, можно найти отчёт о том шоу. Разогревающим спецгостем там была «Омела», и наши соотечественники отыграли так, что на их фоне жители островной европейской республики выглядели и звучали хоть и не безнадёжно, но ощутимо бледнее. Концерт же, отыгранный ими на FSF, стал серьёзным претендентом на звание «Концерта года». Квартет дал жару во всю эпическую мощь настолько круто и убедительно, что сомнений о правильности выбора финалиста не осталось. Ритмы и риффы вкупе со звучавшим на их фоне трёхголосии поющих гитаристов Хери Йоунсена и Терри Скибенэса вместе с басистом Гуннаром Томсеном на сей раз как будто постепенно вколачивали в землю. Слова, которые они пропевали как на английском, так и на фарерском, самом малораспространённом из европейских, языке, казались знакомыми и почти родными, хотя в последний раз что-либо из альбомов Tyr я переслушивал год или полтора тому назад. В такие моменты и понимаешь силу и мощь музыки, стирающей все границы – культурные, национальные и политические. На этом фоне все барьеры выглядят просто ничтожно.

На такой мощной ноте, не без традиционного салюта, и завершился праздник. Такое ощущение, что побывал в удивительном городке, где дышится вольно и легко. Где все, музыканты и их поклонники, перемешаны в кемпингах абсолютно на равных. В подтверждение этому приведу факт – мне «предоставил кров» для ночлега в своей палатке барабанщик группы «Рви меха!» Пётр Фатеев. С его имени мне бы хотелось открыть список благодарностей. За отдельные предметы туристического снаряжения — спасибо Павлу Кострикину и Алексею Арбузову (aka «Panzer»). За всякие полезные советы – Роману и Наталье Патрашовым (headbanger.ru), Владимиру Миловидову и Елене Савицкой. А также – всем-всем-всем знакомым, которых довелось встретить на Folk Summer Fest. И всем-всем-всем незнакомым душевным людям за тёплую компанию. Ну и, конечно, Алексею Кузовлёву за аккредитацию.

И я там был…

P.S.: Когда Фёдор Воскресенский говорил последние слова со сцены, он спросил: «А приедете ли вы на шестой Folk Summer Fest»? Ответом ему было убедительное единогласное «Да», прозвучавшее в составе хора из нескольких тысяч голосов. Сдаётся мне, что слово это из меня не просто вырвалось по инерции. Я действительно хочу попасть туда вновь, и если звёзды сойдутся правильно, не вижу повода не поехать.

Дмитрий КОШЕЛЕВ
Фото: автор, Александр Новиков, Анна «Гаечка» Миронова (https://vk.com/gae4ka_photo_mironova) и Полина Докалова.

Дополнительные фото с концерта см. в vk-комьюнити журнала: https://vk.com/album-2548741_246795205

 

Общее впечатление

Folk Summer Fest 2017
21-23 июля, Тульская область, Тарусский район, усадьба "Отрада"
Rock House

Дмитрий Кошелев

Дмитрий Кошелев