Сноуи Уайт (Roger Waters Band): Добрый босс, хорошая работа
Декабрь 26, 2011
Александр Железнов (5 статей)
Поделиться

Сноуи Уайт (Roger Waters Band): Добрый босс, хорошая работа

Накануне московского концерта корреспондентам российского фэн-сайта группы Pink Floyd Александру Железнову и Глебу Шамаеву удалось встретиться с гитаристом Сноуи Уайтом и взять у него эксклюзивное интервью.

Теренс «Сноуи» Уайт – личность во многом уникальная. Этому прекрасному блюзовому гитаристу, лидеру группы White Flames, довелось поработать с Thin Lizzy, Питером Грином, Элом Стюартом и, конечно, с Pink Floyd и Роджером Уотерсом.

Не считая самого Уотерса, Сноуи Уайт единственный музыкант, который принимал участие во всех трех постановках «The Wall» – в 1980-м, 1990-м годах и в нынешней.

Добрый день, Сноуи. С нашей последней встречи прошло уже пять лет, и мы рады снова видеть вас в Москве!
Привет! Я тоже рад этой встрече, и особенно тому, что многочисленные русские поклонники Pink Floyd и Роджера Уотерса смогут «живьем» увидеть наше шоу «The Wall Live». Оно того действительно стоит!
Если можно, давайте вспомним историю вашего знакомства с Pink Floyd. Вы ведь начали сотрудничать с группой еще в 1977 году. Что бы вы могли рассказать про тот тур? И как вообще вы оказались в Pink Floyd?
Это был тур «Animals», если я не ошибаюсь?
Ну, в общем да, но он назывался «In The Flesh».
Не путаете, в 77 году? Ведь так назывался наш тур в начале 2000-х, когда Роджер решил вновь вернуться к гастрольной деятельности.
Именно так, полное название тура было «Pink Floyd In The Flesh».
Сюрприз! А я этого и не знал даже! Да, в 1977 году был мой первый тур с Pink Floyd. Не поверите, но я тогда даже не знал, что Pink Floyd такая знаменитая группа, потому что я был клубным блюзовым гитаристом, и мы никогда не пересекались с ними. Меня интересовал только блюз и ничего более. Кто-то сказал мне тогда, что Pink Floyd вроде как ищут второго гитариста для турне, и посоветовали позвонить их менеджеру. А я звонить не стал. Сейчас это выглядит очень странно, но тогда я не очень хорошо знал музыку Pink Floyd и решил, что раз они не играют блюз, то я им точно не подойду, так зачем звонить? Но потом я внимательно послушал их пластинки, и мне понравилось! Я позвонил, отправил им свои записи, и меня вдруг пригласили. Так я и оказался с Pink Floyd в том туре. С ними было очень интересно. Для меня это было совершенно другой опыт – я играл до этого только в клубах, а тут полные стадионы фанатов, которые буквально с ума сходили от Pink Floyd! Но я всё равно еще долго не осознавал, насколько это знаменитая группа, потому что у меня в голове всё еще был мой блюз… (Смеётся.)

Вы даже приняли участие в записи песни «Pigs On The Wing» на альбоме «Animals». Как такое могло получиться, ведь все гитарные партии тогда исполнял Дэвид Гилмор?
Всё вышло достаточно случайно. Я тогда приехал к ним в студию, а они как раз записывали композицию «Pigs On The Wing», и Роджер сказал: «А ты зачем здесь? Ну, раз пришел, то и сыграй что-нибудь». Я и сыграл на гитаре в этой вещи, и когда альбом был закончен, решено было взять именно мои записи. Они попали в вариант альбома, изданный в формате восьмидорожечного картриджа. Был тогда в Америке такой интересный формат, вроде бесконечной кассеты.
Для этой «бесконечности» и пришлось соединить две части этой песни?
Да-да, именно так. Это мое соло и было вкладом в альбом. В 1996 году я включил эту запись в свой сборник «Gold Top». Я тогда нашел Дэвида и Роджера и спросил, можно ли мне использовать этот трек, а они ответили: «Нет, потому что треки Pink Floyd не должны быть в чужих компиляциях». Тогда я спросил, а можно мне тогда сделать ремикс? Вот на это Роджер согласился. Я раздобыл оригинал той записи, привез пленку в студию и сделал ремикс. Я тогда уже играл на гитаре чуть по-другому и сделал всё, как мне нравится, а потом уже включил трек в сборник. Но в итоге-то всё равно ведь получилось, что трек Pink Floyd оказался в моем сборнике. (Смеётся.)
Сноуи, вы участвовали в сценической постановке «The Wall» еще тридцать лет назад… Есть ли принципиальная разница между этими двумя постановками? Речь, естественно, не о технических аспектах. Свет, звук, новая анимация – это понятно. За тридцать лет технология шагнула далеко вперед. Вопрос больше о личностных, человеческих отношениях между Роджером и остальными музыкантами…
Даже не верится, что уже тридцать лет прошло… Так много времени… Самое главное отличие для меня в том, что тогда это была группа Pink Floyd и приглашенные музыканты, в числе которых оказался и я. Всё было совсем по-другому. «Флойд» были сами по себе, и мы практически не пересекались вне сцены. Да и общая атмосфера была совершенно иная. Сейчас более счастливые времена. Изменения в техническом плане позволяют точнее передать саму идею шоу, а теплая и дружеская атмосфера внутри нашего, теперь уже единого, коллектива помогает выдерживать столь длительное турне. На этих гастролях я чувствую себя очень комфортно — во всех отношениях, включая и отношения с Роджером.
Как вы считаете, действительно ли причиной разрушения Pink Floyd как группы стали диктаторские амбиции Роджера Уотерса?
Ну, я хотя и был там в то время, но ничего об этом в точности не знаю. Я же в этом не участвовал лично. Поэтому не могу рассказать подробностей. Но общая атмосфера сейчас намного лучше, чем была тогда. Вот это я могу сказать уж точно.
То есть Роджер изменился? Кто он для вас сейчас больше – начальник или коллега?
Роджер – босс! Всегда и во всём. Да, он изменился за эти годы в лучшую сторону. И теперь он очень хороший босс. (Смеется.) Он прекрасно относится ко всем нам — когда все выкладываются по полной. Если все будут работать на шоу хорошо, то он и обращаться со всеми будет очень-очень хорошо. Вот все и стараются, и, главное, всем это нравится. Он просто молодец! На мой взгляд, в каждой группе нужен сильный лидер.
Может быть, это и было причиной главного конфликта в Pink Floyd? Он хотел быть единственным лидером, а другие члены группы были с этим, скажем так, не совсем согласны?
Скорее всего. Но, еще раз подчеркиваю, с тех пор Роджер изменился. Сегодня он просто замечательный! Я так говорю не потому, что он мой работодатель, это действительно так. Работать с ним для меня просто удовольствие.
Роджер Уотерс не просто музыкант, но и человек с очень четкими политическими взглядами и убеждениями. Его новая сценическая версия «The Wall» переполнена политическими заявлениями. Вы разделяете взгляды Роджера-политика?
Я во всём этом не участвую. Я просто музыкант и играю на гитаре. Но знаете, в его основной идее — о том, что люди должны быть свободны в своем выборе, — я полностью поддерживаю Роджера.
Какую композицию из «The Wall» вам больше всего нравится исполнять?
У меня нет какой-то одной любимой вещи потому что «The Wall» — одно целое произведение. Я играю практически в каждой песне, и мне все они нравятся. Я наслаждаюсь каждой из них.
Когда вы начинали свою музыкальную карьеру, молодежь была уверена, что с помощью музыки можно изменить мир. Как вы считаете, это действительно возможно?
Что было – то было. Хиппи, всеобщее братство, «All You Need Is Love» и всё такое… Нет, сегодня я так не считаю. Люди только думают, что музыка может изменить мир. Иногда, возможно, какая-то важная идея приходит из музыки и помогает им. Но не более того. Самое большее, что мы можем сделать музыкой – сделать людей счастливее на некоторое время, и это уже хорошо. Роджер, правда, думает иначе. Но это уже опять политика!
Что ж, завтра и мы будем счастливы. В Москву съехались поклонники Pink Floyd со всей России и стран бывшего СССР. Мы уже видели записи с американской части тура, и это действительно очень впечатляет!
Ну, вы увидите уже немного другую версию шоу. Оно всё время дорабатывается и изменяется, появляются новые элементы. И, поверьте, увидеть его самому в зале — совершенно другое дело, чем на экране монитора или телевизора! Я вообще считаю, что это тот редкий случай, когда шоу нужно обязательно посмотреть два раза и желательно с разных мест: издалека и поближе. Только не нужно находиться слишком близко к сцене, невозможно будет охватить взглядом всё представление. Лучше отойти ярдов на 20.
А вы сами бы хотели посмотреть «The Wall Live» из зала, а не со сцены?
Очень хотел бы, но тогда мне надо будет увольняться с работы. (Смеется.) Но мы все видели себя со стороны, и не раз. Ведь Роджер снимает каждый концерт. Он смотрит съемку, и у него появляются новые идеи, которые он воплощает на следующих представлениях. Шоу постоянно меняется.
Вы знаете что-либо о новом сольном альбоме Роджера? Когда его можно ждать? Недавно он говорил, что у него готово уже много материала.
Новый студийный альбом требует очень большого количества времени, а Роджер уже почти два года на 100% занят с шоу «The Wall». До этого был длительный тур «Dark Side Of The Moon». Но я знаю, что урывками он работает над новым альбомом вот уже почти 10 лет. Так что в скором времени его ожидать не приходится. К сожалению.
За последние девять лет вы были в России уже несколько раз. На ваш взгляд, что-то у нас меняется?
Не так уж много я видел Россию, чтобы заметить изменения. Я бываю в основном в гостиницах, а оттуда не многое видно. Допускаю, что изменения есть, но их должны скорее заметить вы, чем я. Одно точно не изменилось – в Москве по-прежнему всё очень дорого! (Смеется.)
Как бы вы отнеслись к предложению посетить Москву уже со своей группой и сольным концертом?
Приехать в Москву с White Flames? Пока меня еще никто не приглашал, но если такое предложение поступит – с большим удовольствием, запишите мои координаты для связи! Но только после окончания этого тура. И пока неясно, когда он закончится. Уже идут переговоры о возможном продолжении после Рождества… Возможно, мы поедем в Австралию и Южную Америку в январе 2012-го. Точно пока ничего не известно, но меня уже просили не планировать ничего на этот период.

Готовясь ко встрече со Сноуи Уайтом, мы долго думали, что можно подарить ему от российских фэнов. Банальные матрешки или шапка-ушанка были отброшены сразу, и в итоге мы подарили ему расписную балалайку. Что может быть лучшим подарком для музыканта, чем неведомый музыкальный инструмент? Сноуи был приятно удивлен и, внимательно изучив инструмент, поинтересовался – где еще три струны?

Сноуи, если бы вы в последнем номере шоу вышли на сцену с этой балалайкой, это было бы просто здорово. Российские поклонники были бы приятно удивлены, увидев в ваших руках свой национальный инструмент!
Отличная идея! Постараюсь научиться играть на ней за оставшееся до шоу время. Есть только одно «но» – если босс разрешит! Без его ведома любая «самодеятельность» на сцене запрещена.
Что ж, будем надеяться. Большое спасибо за то, что уделили нам время. Удачи вам в туре и надеемся на скорую новую встречу!
Это вам спасибо. Уверен – завтра вы получите настоящее удовольствие от шоу! До встречи!

К нашему большому сожалению, Сноуи так и не вышел на сцену с балалайкой. То ли не успел освоить инструмент, то ли босс-Роджер всё-таки не позволил. Но, несмотря на это, удовольствие от шоу мы действительно получили огромное. И не мы одни.

Александр ЖЕЛЕЗНОВ
Глеб ШАМАЕВ
(Pink-Floyd.Ru, специально для журнала «ИнРок»)

Александр Железнов

Александр Железнов