Roz Vitalis: Лестница к Свету
Ноябрь 18, 2013
Владимир Импалер (1030 статей)
Поделиться

Roz Vitalis: Лестница к Свету

Сейчас уже не вспомнить, когда я познакомился с Иваном Розмаинским, лидером группы Roz Vitalis из Санкт-Петербурга. Скорее всего, это было где-то в Питере, на станции метро, допустим, «Спортивная», году, предположим, в 2002-м. То есть десять лет назад.

До того времени я, разумеется, слышал записи его проекта – демо «Per Crucem Ad Lucem» и дебютный альбом «L’Ascensione», что по-итальянски означает «восхождение» – о том сообщал листочек бумаги с краткой аннотацией, сопровождавший присланную нам по почте болванку. А также о том, что альбом посвящен итальянскому прогрессиву 70-х. Первое впечатление о музыке – шок: какой там италопрог! Мертвенно-ровные тембры клавишных, безнадежно компьютерные барабаны и… собственно, всё, что может сделать отдельно взятый энтузиаст прог-рока на своей индивидуальной кухне при помощи компьютера.
В своем первом письме (оно, к счастью, сохранилось в виде вкладки к демо-диску) Розмаинский писал тогда: «Творческие планы: хотелось бы достать альбомы Le Orme после 1974 года и альбомы After Crying после 1996 года, хотя степень доступности их в нашей стране равна нулю… А если серьезно – планирую собрать группу». Это сейчас любой человек, зарегистрировавшийся «вконтакте», может за пару часов устроить себе легкий ликбез на тему прог-рока что итальянского, что аргентинского – тогда знания были прямой функцией от времени и средств, потраченных на пополнение музыкальной коллекции.
Иван оказался человеком среднего роста, с рыжеватой бородкой, обладателем поистине энциклопедических знаний. Своим тихим, чуть неразборчивым голосом рассказывал об истории проекта, о влияниях, о глубокой и сложной идейной подоплеке своего творчества. Мимо то и дело проезжали поезда метро, и наступали вынужденные паузы.

MUSICА EX MACHINA

«Созданию проекта предшествовало энное количество лет занятий на фортепиано (в основном самостоятельных) и способствовала установка на моем компьютере музыкальных программ вместе с приобретением миди-клавиатуры (а позднее – покупка и взятие в аренду различных синтезаторов). Упомянутые занятия постепенно приводили к появлению всё большего количества музыкальных идей, которые мне всё сильнее хотелось воплощать в виде «конечных продуктов». Так в 2001 году и родился Roz Vitalis», – говорит Иван. Проще говоря, первые несколько лет проект существовал главным образом в компьютере Розмаинского, из «внешнего мира» к нему эпизодически подключались Надежда Регентова (клавишные, голос) и Владимир Поляков (клавишные), в клавишно-электронное звучание вплетались партии блок-флейты и женские вокализы. Свою музыку автор описывает как «нечто вроде смеси авантпрога, симфопрога, прогрессивной электроники и иных стилей», признавая при этом «очевидную пластмассовость звучания».
Но часто бывает так, что музыка нравится не «благодаря», а «вопреки». И в ранних альбомах Розмаинского, нарочито диссонантных, кустарных и подчас просто сумбурных, есть своя искорка, своя идея. Даже больше – Roz Vitalis с самого начала играли настоящую духовную музыку. Это становится ясно при первом взгляде на логотип команды – крест с якорем, раннехристианский символ. А само название группы – измененные слова Ros Vitalis, которые в вольном переводе с латыни означают «живая вода». «Название группы символизирует одновременно Жизнь, Радость, Очищение», – объясняет Иван. (А еще — фамилию автора, разумеется…)
А группа, в противовес традиционному сказочно/эльфийско/космическому прогрессиву, бралась в своем творчестве за такие темы, как воскрешение Лазаря («Lazarus») и даже «музыкальное описание теологической идеи Троицы» («Das Licht Der Menschen»). При этом с традиционным плакатно-песенным жанром Contemporary Christian Music у Roz Vitalis нет ничего общего. Зато есть – с многовековой традицией классической музыки.
«В музыковедении есть понятие «программной музыки» – инструментальной, но с указанием ее содержания. Как минимум – название сочинения, ссылка на какое-то явление или литературное произведение. Примеры – «Времена года» Вивальди или «Картинки с выставки» Мусоргского. Студийные альбомы Roz Vitalis – это программная музыка с христианским содержанием, созданная с использованием рок-инструментария», – объясняет Розмаинский.
Уже на этой ранней стадии, в 2003-2004 годах к Roz Vitalis внезапно пришла популярность в кругах… западных независимых Интернет-радиостанций. Критики приняли «малобюджетное электронное звучание» как данность и обратили внимание на композиционные идеи и необычное настроение музыки. Вот, кстати, очередной урок нашим артистам, которые стремятся прорваться на Запад: будьте прежде всего самобытны, а качественного продукта «в лучших традициях» там и без нас хватает. Правда, надо сказать, что кроме приятных сердцу слов такая «популярность» мало что дает артисту, зато вскружить голову может изрядно. Особенно если к вам в Питер вдруг приезжает независимый журналист из Голландии, чтобы лично взять интервью! К счастью, Розмаинский не поддался эйфории и продолжал сочинять, совершенствоваться в игре и звукозаписи. Скоро у него уже была вполне серьезная домашняя студия, названная «Ad Lucem Studio». Оставалось собрать «живой» состав.

ПОДЗЕМНЫЕ ПЕРЕХОДЫ

История гласит, что однажды Розмаинский шел куда-то по питерскому подземному переходу и услышал звуки флейты. Заинтересовавшись, он подошел к исполнительнице –65-летней женщине, и… пригласил ее в группу. Необычный творческий союз просуществовал с января 2005 по февраль 2006 года и привел к записи альбома «Enigmarden» и концертника «Live Autumn’05 in the Ad Lucem Studio» (читай, живьем у себя дома), а главное, вывел Roz Vitalis на уровень реальной концертирующей группы. Первое выступление было дуэтом, затем подключились юный эпатажный гитарист Игорь Покатилов aka Сидиус (на момент приглашения ему было всего 18 лет) и – только для студийной работы — давний знакомый Розмаинского, любитель джаза кларнетист Юрий Верба, которому было уже за 70. Пожалуй, самый странный состав – и по «разлету» возрастов, и по набору инструментов, характерному разве что для RIO-ансамблей. Участнику одного из них, бас-гитаристу Ги Сежеру (Guy Segers, Univers Zero / Present) Иван послал по почте «Enigmarden». «Вы работаете в хорошем направлении, с клавишными и даже с программированными ударными всё в порядке, но вставки акустических инструментов меня изрядно раздражают. Кларнет не звучит как следует, а блок-флейта просто неприятна и не сочетается с остальными инструментами», – сказал мэтр.
Действительно, будучи абсолютно далеким от прог-рока музыкантом, Клара Метелькова могла внести долю неожиданности, необычного видения стиля, но, по большому счету, оказалась человеком слишком далеким и в личном, и в творческом плане. Весной 2006-го она покинула группу, напоследок объявив Ивана в плагиате – по ее мнению, в своем творчестве он пользуется ее музыкальными идеями. Надо пояснить, что на тот момент «полем творчества» по-прежнему был домашний компьютер Розмаинского, где собирались записанные по отдельности партии участников проекта, а сам Иван скорее страдал от избытка, чем от недостатка идей. Клара вернулась к роли уличного музыканта, а Розмаинский понемногу набирал полноценный концертный состав.
«В то время как на студийных опусах музыка была детально рассчитана и отчасти запрограммирована, живое воплощение Roz Vitalis задумывалось как в значительной степени импровизационное, где музыканты ‘в реальном времени’ слушают друг друга и создают музыку вместе. Соотносятся друг с другом они, скажем, как King Crimson и The Projekcts, а объединяет их настроение музыки, возвышенное, мистичное и трансцендентное, а также звучание моих клавишных, – рассказывает Розмаинский. – Первый концертный состав Roz Vitalis и не мог быть долговечным – слишком уж разные вкусы, ценности, ощущения и мотивы руководили его участниками. Импровизировать умели все, а вот когда дело стало доходить до исполнения композиций с четко просчитанной структурой и продуманными партиями, начали возникать серьезные проблемы».
Следующий альбом «Compassionizer» (2007), записанный в формате трио Розмаинский – Сидиус — Верба, развивал дальше идею клавишно-духового chamber/авант-рока и стал первым профессионально (т.е. на заводском отпечатанном диске) изданным альбомом, попавшим даже на прилавки питерских музыкальных магазинов. Стал он и, увы, последним для кларнетиста Юрия Вербы, который умер в декабре 2007 года в возрасте 75 лет. На этом заканчивается история первого, самого странного варианта группы. Дальше Розмаинский частично отходит от идеи концертных джемов – эти свои пристрастия он реализует в импровизационном проекте Total Station, основанном в 2009 году клавишником/электронщиком Владимиром Кабановым, где задействовано также фортепиано (Розмаинский) и женский вокал (в настоящий момент — Александра Смирнова). А Roz Vitalis превращается в постоянно действующий, регулярно репетирующий и постепенно растущий «числом и умением» коллектив.
Перечислим состав осени 2008 года, когда команда более-менее обрела нынешнюю форму: Иван Розмаинский (клавишные), Владимир Поляков (клавишные, голос), Владимир «Энергослон» Семенов-Тян-Шанский (бас), Филипп Семенов (ударные), Владимир Ефимов (гитара). В студию приглашаются «гости» на духовых инструментах, но в целом звучание команды смещается в сторону рока и психоделии, большая роль уделяется перфомансу (проникновенные речи, крик и декламация Владимира Полякова) и концептуальному видеосопровождению. Казалось, еще чуть-чуть – и Roz Vitalis бы превратились в масштабный рок-театр а-ля «Кафтан Смеха», но к лету 2012-го Поляков уходит в «творческий отпуск», и команда вновь становится инструментальной.

ФЁДОР В ГОСТЯХ У ПЕТРА
К этому моменту концерты Roz Vitalis начинают, пусть и в небольших клубах, стабильно собирать слушателей. Уровень команды растет, помогает и активная организационная деятельность Розмаинского. Помимо репетиций и студийного творчества (не говоря уж об основной работе – Иван преподает экономику в институте) он успевает регулярно организовывать мини-фестивали прогрессив-рока под общей вывеской «Saint Peter Prog Fest». (Вчитайтесь в название, и вы поймете, что и в нём есть «программность»!) Сперва на фесте играли коллеги-питерцы и гости из Москвы (Inner Drive), затем – из Минска (Worm Ouroboros), наконец, дело дошло до иностранцев. Финны Dasputnik, прелестная прог/спэйс-роковая команда, побывали в Питере уже дважды. Для финнов Петербург вообще не такое уж далекое место, куда легко добраться хоть на легковушке – если только она не заглохнет по дороге и не простоит в очереди на таможне, что однажды случилось. Тогда Розмаинскому пришлось тянуть время перед зрителями, разыгрывать со сцены призы и устраивать просветительские викторины. Но всё кончилось хорошо, а совсем недавно Roz Vitalis уже гастролировали с Dasputnik в Финляндии, как говорят, к восторгу тамошней публики. А вот краут-рокеры из Хорватии Fjodor, игравшие в Питере по дороге из Хельсинки в Таллинн, получили уйму приключений на свою голову. На русско-эстонской границе их просто не выпустили из-за ошибки в оформлении документов, пару дней они провели, сражаясь с российской бюрократией, пропустили свой концерт в Таллинне, и после пересечения границы… бесследно исчезли, так и не ответив на смс организаторов. (Уже потом стало известно, что ребята благополучно вернулись в свой родной Загреб).
В отличие от этого случая, крупнейший на сегодня концерт с участием Roz Vitalis, фестиваль «InProg’2011» с хедлайнерством англичан The Tangent, прошел без сучка и задоринки. Розмаинский и товарищи активно участвовали в его подготовке и удостоились добрых слов от британских коллег.
Признание сопутствовало группе и в России, причем с весьма неожиданной стороны. Так, творчество Розмаинского отметила популярная певица Ольга Арефьева, взявшая фрагмент песни для саундтрека к своему спектаклю «Белковый ангел».
«Меня эмоционально тронула и музыка, и человеческая составляющая. Roz Vitalis – романтики и искатели, готовые многое отдать за божественный смысл, – написала Арефьева в своем блоге. – Они экспериментируют с основой – с гармонией и размером! И это совсем другой мир, несравнимый со сладкими яблочками от дерева рафинированной поп-рок-музыки. Он куда ближе авангарду и некоторой сложной классике. Это по определению не будет сладким, вкусным и легким».

РАБОЧИЕ ЛОШАДКИ И БЫТОВОЙ МАТЕРИАЛИЗМ

Интересны взгляды Розмаинского на место и перспективы прог-рока в нашей стране. «Я думаю, что в течение ближайших 10 лет, а то и больше, эта сцена в России будет влачить жалкое существование. Сегмент прог-рока будет состоять из немалого количества «групп-неудачниц», обреченных на распад после записи одного-двух дисков, и пары групп-лидеров вроде «Оргии Праведников», на концерты которых народ будет ходить не потому, что это прог-рок, а потому что это «Оргия Праведников». И так и должно быть! Люди ходят, скажем, на «Арию», потому что это «Ария», а не просто хэви-метал, и на «ДДТ», потому что это «ДДТ», а не просто русский рок. Однако помимо «Арии» и «ДДТ» есть еще немало успешных команд в металле и русском роке. А вот с прогрессивом дела обстоят куда печальнее.
Изменить ситуацию могут два условия. Первое – поддержка государства (или влиятельных частных спонсоров), как происходит, скажем, в Скандинавии. Второе – появление значительного количества групп уровня «Оргии Праведников», т.е. команд, которые, играя прог-рок, смогут сделать свою музыку интересной и актуальной для любителей других стилей, а не только проггеров. Третье – существование большого количества групп, которые можно было бы назвать «рабочими лошадками прога». Тех, кто довольствуется малым в плане продаж дисков и посещаемости концертов, но регулярно играют и записываются на протяжении десятилетий. Два последних варианта чуть менее невероятны, чем первый, хотя я всё равно сильно сомневаюсь, что это произойдет. Это обусловлено не только «технологической» спецификой прог-рока, состоящей в том, что от музыкантов требуется очень много времени, средств, усилий для производства «конечного продукта», но и неверием в эту музыку у нас в стране. «У нас в России арт-рок сейчас не играют», – подобную фразу можно услышать нередко».
Хотя проблема лежит несколько глубже… «Вся современная массовая культура предполагает получение скорейших удовольствий от жизни. Но от человека, слушающего прог-рок, требуется серьезная работа для понимания этой музыки, для «вчувствования» в нее. У меня ощущение, что массовое сознание конца 1960-х – начала 1970-х годов сильно отличалось от современного. Поиски смысла жизни тогда были интенсивнее, чем сейчас, а прог-рок, в значительной степени, рассчитан на людей, скажем так, не полностью заболевших бытовым материализмом и потребительским отношением к жизни».

ТЕРПЕНИЕ И ТРУД

Как уже говорилось, на Западе Roz Vitalis быстро признали за своих, не придираясь к саунду и «компьютерности» звучания, и в 2008-м команда получила письменное предложениеоб издании дискаот итальянского прог-рокового лейбла Mellow Records. Для него (уже без Вербы, но с Сидиусом, флейтистом Владиславом Коротких и басистом Семеновым-Тян-Шанским) был записан студийный альбом «Overcoming-Up». Далее шеф лейбла Мауро Морони поступил несколько странно – получив запись и проспонсировав мастеринг, он поставил альбом (под кодовым номером MMP508) в список предстоящих релизов, в каковом статусе диск… пребывает до сих пор, причем формальный контракт так и не подписан.
Но ничего! У Розмаинского было еще много разной музыки, новой и старой, и он обращается к российским дискоиздателям. На лейбле RAIG выходит mp3-компиляция «Lazarus Abridged» (2009, записи 2003-2004 гг.), а на MALS – новые диски «Revelator» (2011) и «Patience Of Hope» (2012), не ослабевает и поток «официальных бутлегов», записанных «живьем» в клубах Москвы и Петербурга. Свежайший из них – «Live Summer 2012», который показывает Roz Vitalis зрелым, сыгранным коллективом, умеющим достойно передать в концертном исполнении всё, что заложено в их записях.
А передавать есть что. Диск «Patience Of Hope» под своей беззастенчиво стилизованной под King Crimson обложкой собрал все находки Roz Vitalis за их историю – и холодно-потусторонний шарм ранних записей (вспоминается, как в книжках Клайва Льюиса ангелы говорили без интонаций), и сверхсложные RIO-опусы, пасторальный симфо-прог и психоделик/спэйс/пост-роковые звуковые эксперименты. А главное – за всей этой музыкой стоит ощущение живой игры, настоящей групповой работы. К команде сейчас подключились басист Руслан Кириллов (Семенов-Тян-Шанский перешел на гитару), перкуссионист Юрий Хомоненко, студийный флейтист Владислав Коротких вошел в основной состав. Также в записи поучаствовало множество сессионных музыкантов, среди которых Роман Шилепин (саксофон, «Кин-Дза-Дза»), Илья Рысин (труба, Alai Oli/Frozen Orchestra), Григорий Малиев (кларнет, преподаватель консерватории)…
«На альбоме группа использует не только стандартные для рок-музыки инструменты, но и большое количество «акустики», начиная от концертного рояля, флейты, кларнета, трубы и заканчивая клавесином и гуслями», – рассказывает Розмаинский.
«Диск выстроен таким образом, что все композиции альбома, кроме «Gorgeous Cliff», имеют как бы «парную структуру», то есть стилистически каждая вещь имеет свой аналог. Первая композиция «Patience Of Hope» и предпоследняя «Touching Upon The Mystery» характеризуются наличием клавесина, акустического фортепиано, соло на перкуссии, почти хард-роковыми кусками и в целом оптимистичным настроением. Второй и последний треки – разные версии «The Unfading Sun». Одна «фортепианно-электронно-клавишная» с трубой, другая построена на гуслях, кларнете и виолончели. Третий номер с начала «To Stir Up Your Pure Minds» и третий с конца «Dove il Sole E Meraviglia» сыграны одним и тем же составом инструментов – гусли, кларнет, виолончель – и похожи своим пасторальным настроением. Четвертая с начала «Seeds Fell Among Thorns» и четвертая с конца «Confidence» – почти чистой воды авантпрог; вещи со сложной структурой, меняющимися и неровными размерами, диссонансами и т.д., это то, что хотели бы услышать люди, ассоциирующие нас с King Crimson и Univers Zero. Наконец, пятые по счету треки «The Forgiven Monday» и «Mother Of All Rain» – «баллады» с солирующей флейтой в начале и солирующей гитарой в конце».
Эта длинное самоописание в красках показывает, насколько масштабны и при этом до мелочей проработаны замыслы Розмаинского. И не будем забывать про ту самую «программность»! Названия треков и самого альбома – цитаты из Библии («Терпение упования», «Семя, упавшее в тернии», «Пробуждаю вашу чистую мысль»). Есть и отсылки к классикам арт-рока: «Mother Of All Rain» – строчка из песни Jethro Tull «Another Harry’s Bar», «Dove il Sole E Meraviglia» («Там, где солнце это чудо») – цитата из итальянцев Le Orme.

***
«Основная цель музыки Roz Vitalis – сместить акценты восприятия слушателей с повседневности на вечные темы – жизнь, смерть, любовь, вера, добро и зло, мистика и тайна, – говорит Розмаинский. – Roz Vitalis стремится играть музыку, устремляющую слушателей к трансцендентному. Эти идеалы формируют стиль группы, который можно назвать «неклассифицируемой ветвью прог-рока». Из всех жанров он нам наиболее близок.
Трудно представить себе глэм-роковые или панк-роковые боевики, тексты которых были бы посвящены «нетварному свету» или «жажде трансцендентного». Аналогично, трудно представить себе 25-минутный симфо-проговый эпик, в котором лирический герой пел бы о том, как он на днях бухал с пацанами. Разумеется, прог-рок не обязательно предполагает «устремленность к трансцендентному» и вообще может носить развлекательный характер (что не обязательно плохо), но, тем не менее, духовная направленность вполне органична для этого жанра.
Думаю, не случайно Билл Бруфорд когда-то сказал, что арт-рок – музыка, созданная выходцами из церковных певчих и органистов. Разумеется, в этом утверждении много иронии, но значительная доля правды тоже присутствует. В то же время Roz Vitalis вряд ли можно назвать «христианским роком» (да и просто «роком») в обычном понимании этого термина, так как в их музыке почти нет плакатности и декларативности, равно как и текстов на «открыто религиозные» темы. Я исхожу из того, что многие важные «вещи в жизни» – чувства, ощущения, явления, эмоциональный и духовный опыт – невыразимы в словах, особенно если эти слова носят пропагандистский характер. Но их можно передать в музыке, созидающей новые миры и делающей людей человечнее. Вот такой музыкой мне и хочется заниматься».

Владимир ИМПАЛЕР
Материал подготовлен на основе текстов Ивана Розмаинского, Леонида Кравченко, Алана Барда, Галины Рыженковой, написанных для сайта headbanger.ru, журнала «ИнРок» и фэнзина «ProgSection».


Дискография Roz Vitalis (полноформатные студийные и наиболее важные концертные альбомы): » l’Ascensione» (2002), «Lazarus» (2003), «Das Licht Der Menschen» (2004), «Enigmarden» (2005), «Live Autumn’05 In The Ad Luceum Studio» (2005), «Compassionizer» (2007), «Overcoming-Up» (2008, Unreleased), «Live At Mezzo Forte, Moscow, September ’09» (2009), «Revelator» (2011), «Live Summer 2012» (2012), «Patience Of Hope» (2012).

Кроме того, группа записала для различных трибьютов каверы на композиции Flower Kings («Dream On Dreamer»), Yes («Yours Is Not Disgrace»), Pink Floyd («Remember A Day») и финской группы Samurai Of Prog («Asylum»), а также композицию «Canto XIV» для сборного альбома «Dante’s Divine Comedy. Part III: Paradiso» и “Eighth Tale” для компиляции “Decamerone: Ten Days in 100 Novellas – Part 1”. Помимо этого, существует также немалое количество синглов и «бутлегов», запечатлевших совершенно разные варианты звучания группы: от пост-рока до дарк-эмбиента.

Опубликовано в ИнРоке №6(56)/2012.

Владимир Импалер

Владимир Импалер