Nightingale и Дэн Свано:  Московские странствия-2006
Сентябрь 14, 2016
Владимир Импалер (1034 статей)
Поделиться

Nightingale и Дэн Свано: Московские странствия-2006

23 апреля 2006 года состоялся первый и пока единственный концерт Nightingale в России. Группу из шведского города Эребру собрал уникальный музыкант, автор множества разноплановых метал-проектов — от прогрессива до брутального дэта — Дэн Свано. Nightingale выступили в составе фестиваля прогрессивного рока «InProg’2006», собравшего четыре сильнейшие группы с разных концов мира.

Кажется, это было только вчера, но с того дня прошло ровно 10 лет. Вспоминая о том визите, мы публикуем… не совсем репортаж. Это краткий конспект общения с музыкантами по дороге обратно в аэропорт.

«Maybe the best audience ever!» — написал Даг Свано (из впечатлений на официальном форуме группы). Счастливая идея пригласить с концертом великого шведа Дэна Свано пришла как-то сама собой. Можно долго спорить, является ли прогрессивом музыка Nightingale, зато достоверно известно, что вебмастер Дэна – простой русский художник Иван «Colldarknord» Брагин. (Его вы можете знать по обложкам Forest Stream, Mortifer и мн.др.) Благодаря рекомендации Ивана согласие артиста было получено в течение считанных часов!

Дэн с восторгом воспринял идею побывать в Москве. «Мы – счастливая группа», – посмеивался он в ответ на предложение прислать технический райдер. «Всегда всем довольны, сыграем на чём угодно – если, конечно, это не полные «дрова». Две бочки, одна – неважно, наш барабанщик со всем справится».

Прекрасно, но как же клавишные? «А мы от них отказались. Мой клавишник теперь в одной маленькой коробочке. Живьём не добиться хорошего звука, а «подкладки» – простое и удобное решение», – объяснил Дэн.

С первого же разговора по телефону можно было убедиться в том, что про Свано уже рассказывали все, кому доводилось общаться со шведским музыкантом. Более легкого, светлого и доброжелательного человека стоит поискать! И тем не менее, до последнего времени не верилось, что скоро в Москве выступит именно он, тот, чьими записями в составе Edge of Sanity заслушивались когда-то все отечественные «брутальщики», кто выпестовал в своей студии великих Opeth и записал с дюжину разных проектов – по одному на каждый музыкальный стиль, от тру-метала до АОРа.

Когда наконец в коридоре зала встреч «Шереметьево» показались знакомые физиономии, от сердца наконец отлегло. Всё! Все планы сбылись, и фестиваль получил хэдлайнера, о котором мы не могли даже и мечтать.

И… о боги! Какие же они высокие! Два брата-гитариста, Дэн и старший его на десяток лет Даг, оба под два метра, если не больше, оба похожие на огромных добродушных медведей… А с ними – лысый пучеглазый бас-гитарист и традиционно металлического вида барабанщик с длинными волосами и бородкой. Все искренне рады встрече и предвкушают знакомство с Москвой.

Уже в микроавтобусе по дороге в гостиницу речь зашла о сет-листе. «Это будет самый длинный концерт Nightingale за долгое-долгое время!», – рассказывал Свано-старший. «Обычно мы выступаем на фестивалях минут по сорок, не больше, а сейчас у нас заготовлен час и двадцать минут!» Забегая вперед, скажу, что шведы превзошли свои собственные обещания… И второй вопрос, будораживший всех московских фэнов: «Будут ли исполняться вещи Edge of Sanity?» – «Да, конечно, целых две.» – «А сольные, с диска «Moontower»?» Тут Дэн нахмурился и замотал головой. «Сольник – это я сам», – объяснил он, мгновенно посерьёзнев. «Я сыграл там на всех инструментах. Если бы я мог найти еще четырех Дэнов Свано, то я бы смог правильно сыграть его живьем…»

Вечером была прогулка по Арбату и ужин в заведении «Му-Му» поблизости. Надо сказать, что, услышав слово «Му-му», шведы (как и музыканты Sieges Even) подозрительно заулыбались. «Неужто по-шведски это слово тоже что-то значит нехорошее?», – испугался я. Оказалось, нет, просто они угадали в названии мычание коровы. А уж увидев само торчащее на улице изваяние пятнистого животного, пришли в неописуемый восторг и бросились фотографироваться в обнимку.

Разглядывая неоновые вывески бывшего Калининского проспекта, Даг Свано меланхолично заметил: «Точь-в-точь как в Стокгольме. Большой город, масса вывесок, казино, магазины… А сколько в Москве людей живёт?» – «Да миллионов пятнадцать.» – «Ох, больше, чем во всей Швеции!»

Зато маленькие переулочки, примыкающие к проспекту, напомнили Дагу его родной городок Финспанг. «Совсем, как у нас весной! Точно такая же погода, да и улицы такие у нас есть». Оказалось, что братья живут порознь: Дэн в городе Оребру (точно передать произношение вряд ли удастся: первый звук звучит как нечто среднее между «о» и «ё», последний – «о» и «ю»), Даг – в Финспанге, а репетирует группа у барабанщика, который живет на полпути от Дэна к Дагу.

«Музыка дала мне возможность увидеть столько прекрасных стран», – философствовал Дэн. – «Мы были в Кипре, Голландии, теперь вот – в России. Если бы не музыка, я бы никогда нигде не побывал! Потому что я слишком ленив и сидел бы всё время дома».

Нагулявшись, шведы отправились отдыхать в гостиницу…

Утром предстояла еще одна прогулка по достопримечательностям, затем – саундчек. Уже тогда стало ясно, что Дэн, мягко говоря, неважно себя чувствует. Бедняга, как оказалось, уже неделю ходил простуженный и по приезду у него сильно разболелось горло. Лечить болезнь он решил в лучших нордических традициях: мороженым! Вдобавок Свано попросил перенести намеченные перед концертом интервью. «Вообще-то это моё правило – никаких интервью до концерта. Раньше я относился беспечно к таким вещам – до выступления тусовался, общался с людьми, и в самый ответственный момент от голоса уже ничего не оставалось. Теперь стараюсь поменьше говорить до шоу, как следует отдохнуть, зато уж на сцене выдать всё, что могу!» – обещал певец. – «Зато потом не смогу говорить пару дней… или лет…», – посмеивался он и хрипло покашливал…

Что ж, если в публике кто-то и знал о больном горле певца, то с первой же песней забыл все опасения. Дэн действительно отдавал музыке всего себя. Он не бегал по сцене, не мотал хайром, не «шоуменствовал» – просто стоял на сцене и был собой. Пожалуй, иного и не требовалось. Публика, которая знала слова всех песен и порой заглушала даже фирменное «найтингейловское» четырёхголосие, привела шведов в состояние полного экстаза. Два выхода на бис и, кажется, вполне мог бы состояться и третий, если бы не… инициатива тындинцев Azazello. Парни привезли на концерт настоящую балалайку, которую внезапно решили подарить шведам! Высыпав на сцену, «азазельцы» вручили инструмент Дэну, тот передал старшему брату, и Даг экспромтом «сбацал» «Калинку» на загадочном шведско-русском наречии. Лучший финал фестиваля трудно было бы представить.

Как ни хотелось оставить Nightingale погостить у нас еще хотя бы пару дней, чтобы вдоволь пообщаться и показать все наши достопримечательности, но суровая действительность требовала везти шведов наутро в аэропорт… Что поделаешь – все четверо заняты на обычных «дневных» работах (например, Дэн работает в местном магазине музыкального оборудования), и за отсутствие на рабочем месте могут запросто «схлопотать» от начальства…

И, конечно, мы надеялись устроить большое-большое интервью с Дэном в Москве – как всегда, это оказалось нереально в предконцертной беготне. Зато в памяти осталась наша беседа в последний спокойный момент московского пребывания Свано – в гостинице за завтраком…

Начался разговор с расспросов о новой студии Дэна под старым именем «Юнисаунд». Как раз во время подготовки фестиваля Свано переезжал – и всё музыкальное оборудование вместе с ним. «Студия – это просто для себя и для того, чтобы сводить чужие записи. Продюсировать, записывать в ней я никого больше не буду. Не люблю это дело. Вот сводить уже готовый продукт – другой разговор. Я занимаюсь самой разной музыкой, от блэк-метала до техно, могу работать с чем угодно, откуда угодно, из любого уголка мира: пускай музыканты пишут мне и мы договоримся.» – «А цены?» – «Цены ниже, чем в обычных студиях»…

Следующая интересующая многих тема – исчезновение вебсайта Дэна www.swano.com. «Старого сайта больше нет. И не будет. Мы просрочили доменное имя, а сейчас его содержимое устарело… К тому же он сжирал очень много трафика. Люди могли скачать пару гигабайт в день. Это слишком разорительно. Теперь у меня будет три сайта по разным делам – один по «Найтингейлу», один – по моему арт-роковому проекту и, наконец, по студии «Юнисаунд».

«И как же арт-роковый проект?» – «Записывается… Остались партии гитары и вокал. Я думаю, это займет около года.» – «Года?!» – «Да… это дело, которое не допускает спешки».

Многие интересуются, как Дэн из дэт-металлиста стал арт-рокером (или АОРщиком, если речь идет о Nightingale). «Я вообще-то попсист», – рассмеялся Дэн. «Люблю мелодии… В дэт-метале не было мелодий, и они у нас появились. Просто такой музыки не было, которую я хотел услышать, и мы её сделали». – «Основатель мелодик-дэта?» «Да, быть может… Мы были одними из первых в этом стиле. Изначально я хотел соединить дэт-метал с мелодизмом, сделать музыку, где звучит всё – и суровые куски, и пианино, акустика, чистый голос, виолончель и прочие безобразия», – вспоминал Дэн.

«Я вообще не думал, что стану дэт-музыкантом. Мой брат любил англоязычную музыку. Я вырос на том, что он слушал и том, что он играл. Когда мне исполнилось семь, я уже пел в его команде на языке, который мне казался английским. Конечно, это был не английский, просто тарабарщина, которая звучала похоже. Это уже потом я понял, что тому, что учили нас в школах, очень слабо было похоже на английский… Вот Даг изначально пел и поёт на шведском, а если бы я захотел сочинить песню на шведском для Nightingale, то сочинял бы ее и по сей день… Зато на английском легко петь про тени и призраков…», – заметил певец.

«Потом наши пути разошлись, Даг занялся импровизационным, свободным джазом, где два саксофона… Представьте двух дерущихся котов – вот это оно! Еще у него была группа в духе King Crimson. A я стал дэт-металлистом. Сошлись вместе мы только в Nightingale. Просто мне надоел дэт-метал, Дагу надоел джаз, вот мы и пришли к взаимопониманию».

Интересно, что, когда Дэн давал интервью для «ИнРока» три года назад, то сказал знаменательную фразу, которая даже вошла в заголовок статьи: «Я разучился рычать». Однако впоследствии вышел диск Edge of Sanity «Crimson II», где Свано снова поёт гроулом. Как же так?

«Гроул-вокал для EOS записывался по кусочкам. Один куплет – потом час отдыха. Петь так постоянно я уже не могу. Раньше меня хватало на час концерта. Потом я отдыхал и через день уже снова мог рычать. Сейчас я «сдохну» после первого же куплета», – объяснил Свано. Так что мечтам фэнов услышать живьем «брутальный» репертуар Edge of Sanity не суждено воплотиться…

И последняя важная тема касалась российских изданий альбомов. Не случайно представители Irond Records долго о чём-то расспрашивали Дэна после концерта. Дело в том, что поначалу согласившийся сотрудничать с россиянами лейбл Black Mark, выпускающий диски Свано, впоследствии «дал задний ход», и два последних альбома Nightingale по лицензии вообще не издавались. Более того, когда закончатся тиражи первых, перестанут быть доступными российским фэнам и они… Что же делать?

«Ах, Black Mark! Ну да, меня вчера попросили дать контакты лейбла, но у меня их просто нет!», – развел руками Свано. «Всё, что я делаю для них – это записываю раз в два года альбомы, а они их выпускают». – «А почему бы не поступить так, как Арьен Лукассен или Клайв Нолан, не оставить права на альбом у себя?» – «Они богатые люди, а я – нет», – хмыкнул Дэн. «В отличие от них, я не могу профинансировать запись альбома, это делает Black Mark. Да, я понимаю, что это не самый лучший лейбл, но и не самый худший тоже. Он делает свою работу – издает наши записи». – «Но фэны в России их теперь не услышат! Во всяком случае, легальным способом» – «Да, и это очень обидно. Но что делать?»

Действительно, что делать? С этой грустной думой мы и провожали самых лучших в мире шведов, которые, наверное, слишком много думают о творчестве и не слишком – о себе и своих амбициях, чтобы добиться в музыкальном бизнесе места, принадлежащего им по праву.

Но это ли главное? Главное, что Москва их увидела.

P.S. Что было дальше? Nightingale на следующий год выпустили прекрасный альбом «White Darkness», после в творчестве братьев Свано наступила долгая пауза. Лишь в 2013-м Дэн вернулся с новым проектом Witherscape, выпустившим диск «The Inheritance». А в 2014-м проснулись и Nightingale с новым альбомом «Retribution». В Россию группа и Дэн больше не приезжали, но всегда открыты для приглашений.

Владимир ИМПАЛЕР
Опубликовано в ИнРоке №19(лето 2006).
Фото — Darkiya Vaeltaja (Moon-light.ru) и Ксения Хорина (Darkside.ru).

Владимир Импалер

Владимир Импалер

Похожие публикации