Art Zoyd: Авангардная одиссея
Сентябрь 9, 2015
Елена Савицкая (161 статей)
Поделиться

Art Zoyd: Авангардная одиссея

В рамках 8-го фестиваля Rock In Opposition, который пройдет с 18 по 20 сентября во Франции, близ старинного города Альби, состоится знаменательное событие: воссоединение легендарной авант-роковой группы Art Zoyd. Воссоединение, впрочем, слово здесь достаточно неточное, так как свою деятельность команда не прекращала на протяжении 44 с половиной лет. А то и больше — ученые, как говорится, спорят.

Но впервые за долгие годы вместе на одной сцене выступят два мастермайнда и старейших участника — басист, виолончелист и вокалист Тьерри Забойцев (покинувший Art Zoyd в 1997 году) и скрипач/синтезаторщик Жерар Урбетт. В реюнионе также примут участие и другие музыканты “классических” и поздних составов — всего десять человек! Ожидается 2,5-часовое шоу с ретроспективой работ Art Zoyd, и, конечно, с их фирменным аудиовизуальным оформлением. Чем не повод для всех любителей авант-прога содрогнуться, собрать волю в кулак и поехать во Францию, чтобы стать свидетелями этого грандиозного мероприятия!

УЖАС И НАСЛАЖДЕНИЕ
О группе Art Zoyd, оригинальной участнице движения Rock In Opposition и властительнице дум не одного поколения поклонников авант-рока, мы уже писали — в частности, в IR#14 (2004) о ней была подробная статья Ильи Прутова. С тех пор много воды утекло, хотя жизнь коллектива изменилась не так уж серьезно: Art Zoyd продолжали работать над медиа-проектами и спектаклями, выступали на крупных и не очень фестивалях, вели студийную работу, выпускали новые альбомы… Казалось бы, добавить к сказанному можно лишь немногое, кроме того, что команда и по сей день считается одной из самых “мрачных” и “ужасных” не только среди групп Rock In Opposition, но и вообще в авант-роке. Однако в последнее время, благодаря подвижнической деятельности организаторов фестиваля Rock In Opposition, да и самих музыкантов, проявляющих активность в социальных сетях, появилось много новой информации. А остававшиеся в истории группы белые пятна мы постарались прояснить у самих артистов.

Загадки начинаются, как стало уже понятно, с вопроса о дате основания группы. Существуют несколько версий. “Википедия” называет 1968 год; официальный сайт группы — 1969-й, а вот сайты Жерара Урбетта и Тьерри Забойцева — 1971-й, когда эти музыканты пришли в команду, полностью изменив ее стиль. Даже нынешний концертный тур Art Zoyd назван “44 1/2” — что верно, если отсчитывать хронологию именно от этой даты. Но всё-таки годом основания группы следует считать 1969-й, когда команду основал гитарист и вокалист латинского происхождения Рокко Фернандес. О Рокко известно не многое, кроме того, что он был большим поклонником Фрэнка Заппы и играл на гитаре с тремя грифами (причем один он приделал сам). Образовалась группа в Валансьене — небольшом французском городе недалеко от границы с Бельгией. Поначалу она называлась не очень-то оригинально — Experimental Music. Перед выпуском первого сингла Рокко с коллегами решили, что название должно быть более странным, и путем ротации/замены букв в слове bizarre изобрели действительно загадочное и не имеющее точного перевода Art Zoyd.

Интересно, что свой стиль Art Zoyd тоже нащупали далеко не сразу. В 1971 году была выпущена первая (и единственная) сорокопятка “Sangria”, титульная вещь которой представляла собой тяжелый экспериментальный рок с брутальным гитарным риффом в духе Black Sabbath, вопящим вокалом и… духовыми а-ля волынки. В записи участвовали также Патрик Золтек (ритм-гитара), Серж Армелин (саксофон), Жан-Поль Дулион (бас) и Клод Асенсио (ударные). С будущими Art Zoyd по стилю, да и по составу эта музыка не имела почти ничего общего. Такие “фишки” история рок-музыки нам несколько раз подкидывала: вспомним первый альбом Jethro Tull или же Renaissance до Энни Хэслем…

ДВОЕ, ИЗМЕНИВШИЕ ВСЁ
В том же 1971 году в команде появилось два новых участника: скрипач и альтист Жерар Урбетт (Gerard Hourbette) и басист/виолончелист Тьерри Забойцев (Thierry Zaboitzeff). Они были знакомы с детства, жили в городе Мобёж и вместе учились в начальных классах. Однако судьба проделала крутой виток, прежде чем они начали играть в одной группе. Урбетт с раннего детства проявлял серьезные способности к музыке и с 7 лет учился игре на скрипке. С 12 лет, начитавшись музыкальных словарей (бывает же такое!), увлекся академическим авангардом, слушая Ксенакиса, Берио и Штокхаузена на той же громкости, на которой его сестра в соседней комнате включала The Beatles и разные “модные” песенки (об этом Урбетт рассказывает в одном из интервью). Решив стать профессиональным музыкантом, Жерар поступил в Парижскую консерваторию, откуда, впрочем, вскоре сбежал… чтобы исполнять блюз в метро и на улицах. Вернувшись затем домой, в музыкальном магазине соседнего Валансьена он познакомился с Фернандесом. Две колоритных личности просто не могли пройти мимо друг друга! Рокко позвал Жерара в Art Zoyd, куда было решено привлечь и Забойцева, с которым Урбетт на тот момент уже экспериментировал в проекте REVE 1.

Тьерри Забойцев (свою фамилию он получил благодаря русским корням — но не будем раскрывать всех секретов, читайте интервью с маэстро в одном из следующих номеров!), в отличие от Урбетта, был музыкантом-самоучкой, хотя тоже любил музыку с детства, заслушиваясь звучанием церковного органа. Позже он увлекся роком в широком диапазоне от Beatles до Pink Floyd и всё тем же академическим авангардом. Первым инструментом Тьерри была гитара, однако в силу необходимости в Art Zoyd он перешел на бас. С присоединением Урбетта и Забойцева творческое направление сильно изменилось: группа дала сильный крен в сторону авант-рока. Довольно долго в Art Zoyd шла борьба старого и нового, приходили и уходили музыканты, команда с переменным успехом выступала, в том числе в Париже и Тулузе. В 1975 году группу покинул и сам отец-основатель Фернандес. Теперь в Art Zoyd было два новых лидера. В результате к моменту долгожданной записи дебютного лонгплея команда представляла собой камерный квартет: акустическая гитара (Алан Экерт), электроскрипка (Жерар Урбетт), труба (Жан-Пьер Соаре), бас-гитара (Тьерри Забойцев). И никаких барабанов! Альбом “Symphonie pour le jour ou bruleront les cites” (1976) был выпущен специально созданным лейблом AZ Production.

Название альбома можно перевести с французского как “Симфония на день, когда города будут сожжены”. Это тревожная, полная отчаяния музыка с завываниями трубы, речитирующим низким вокалом на непонятном языке, минималистичным басом и нервными пассажами скрипки. Впрочем, здесь есть и островки своеобразной лирики. Помимо академического авангарда (в лице Мессиана, Стравинского, Бартока, минималистов), чувствовалось и явное влияние фри-джаза, выражавшееся в синкопированности, ритмической остроте (и это — без ударных!). Группа принципиально хотела уйти от канонов рок-музыки, быть непохожей на кого бы то ни было, и это ей удалось. По сути, это был не рок, а т.н. “третья музыка” — направление, лежащее где-то посередине между рок-музыкой, джазом и академическим авангардом. Несмотря на всю свою мрачность и апокалиптичность, Art Zoyd не чуралась и своеобразного юмора: их концерты уже тогда сопровождались пародийными театрализованными шоу, вызывавшими у публики припадки истерического хохота.

РАСКОЛ В ОППОЗИЦИИ
В 1976 году Art Zoyd гастролировали со своими кумирами Magma, а двумя годами позже официально присоединились к интернациональному движению Rock In Opposition, основанному музыкантами Henry Cow Крисом Катлером и Фредом Фритом. Это была оппозиция музыкальной индустрии, истеблишменту, коммерциализации творчества, да к тому же еще с явным “левым” уклоном. “Сертифицированными” участниками RIO, помимо самих Henry Cow, были Univers Zero, Stormy Six, Etron Fou Leloublan и Samla Mammas Manna. Согласно декларации RIO, новые члены движения должны были: 1) обладать выдающимся музыкальным мастерством; 2) не быть связанными с музыкальным бизнесом; 3) быть преданным рок-музыке (“had a social commitment to Rock”), и Art Zoyd этим строгим критериям соответствовали. Группа приняла участие во втором RIO-фестивале, организованном старшими итальянскими товарищами Stormy Six в Милане (26 апреля — 1 мая 1979 года). Однако в ходе встречи вскрылись и идеологические противоречия между участниками, пути на будущее казались неясными, так что RIO как политическое движение вскоре сошло на нет. А вот как обозначение музыкального направления (весьма, впрочем, обширного) термин существует до сих пор, став, по сути, синонимом таких понятий как авант-рок и экспериментальный рок.

В 1979 году у Art Zoyd вышел второй долгоиграющий альбом “Musique pour l’Odyssee” (“Музыка к “Одиссее””), записанный расширенным акустическим составом с участием гобоя и фагота (Мишель Беркманс из Univers Zero и Von Zamla), трубы (Жан-Пьер Соаре), саксофона (Мишель Тома), двух скрипок (Франк Кардон и Жерар Урбетт), виолончели и бас-гитары (Тьерри Забойцефф), а также перкуссии (Даниэль Дени, лидер бельгийской RIO-группы Univers Zero). Состав с двумя скрипками еще сильнее напоминал классический инструментальный ансамбль. Музыка, по-прежнему тревожная и напряженная, полная скрипичных диссонансов и туманных трубных зовов, отличалась большей зримостью, кинематографичностью — качества, которые в будущем Art Zoyd будут развивать.

Линию продолжает третий альбом “Generation sans futur” (“Поколение без будущего”, 1980), на котором появляется пианистка Патрисия Даллио. Своей ритмичной игрой она придает звучанию Art Zoyd более четкую роковую основу, а ее зловещий шепот становится одним из важных средств выразительности. Последняя (одноименная) композиция альбома начинается с глухих басов фортепиано и барабанной дроби Дени: слово дальние раскаты грома или отголоски военных сигналов, эти звуки сразу настраивают на трагический финал (собственно, так и происходит, так как в конце всё превращается в совершеннейшую мясорубку, какая не снилась и King Crimson). Четвертый альбом “Phase IV” (1982), напротив, при очевидном минимализме средств отличается большей мягкостью и даже мелодизмом, а композиция Забойцеффа “Ballade” звучит пасторально и лирично. В тембровой палитре впервые появляется синтезатор (Урбетт), а пианистку Патрисию Даллио на один альбом заменяет Тьерри Виллемс. Жаль, что даже в официальной биографии Art Zoyd этому альбому не уделяется должного внимания (как, впрочем, и последовавшему за ним “Les espaces inquiets”, 1983).

РОК И БАЛЕТ
С 1980 по 1984 год Art Zoyd много гастролируют по Европе, становясь одной из ведущих фигур в мире рок-авангарда. В 1983 году группу (во время ее выступления на итальянском телевидении) заметил знаменитый хореограф Ролан Пети, вскоре заказавший Art Zoyd музыку к балету “Le Mariage du Ciel et de l’Enfer” (“Бракосочетание Рая и Ада”, свободная трактовка поэмы Уильяма Блейка). Пети, чья карьера танцовщика и режиссера-постановщика началась еще в 1940-х годах, искал новые формы танцевального искусства. В 1972 году он основал собственную труппу “Балет Марселя”, первой постановкой которой стал балет “Pink Floyd”. Для Art Zoyd ангажемент от Пети стал поворотной точкой в карьере, новым осознанием собственных творческих сил. С тех пор карьера группы неразрывно была связана с синтетическими аудиовизуальными жанрами.

Премьера балета состоялась не где-нибудь, а в знаменитом театре La Scala в Милане; затем шоу с успехом прокатилось по Франции, выдержав 12 показов в Театре на Елисейских полях. Было нечто невероятное в том, что широкую публику привлекала такая новаторская форма искусства, в том числе и сама музыка — мрачная, диссонантная, комбинирующая акустические и электрические инструменты, живые голоса и заранее записанные звучания. Рваные, резкие фразы духовых и струнных нанизываются на четкий метрономный ритм и “военную” перкуссию; на замороженные аккорды фисгармонии наслаивается безумный хохот… Всё это исполнялось группой на сцене “вживую”, в то время как танцовщики разыгрывали свой спектакль (в 1985 году “Le Mariage…” вышел в альбомном виде). Одна из самых жутких композиций Art Zoyd — “Cryogenese (Reve Artificiel)”, в которой после длительного нагнетания механического “кошмара” звучат сдавленные рыдания. Поистине нечеловеческая музыка!

В 1987 увидел свет студийный альбом “Berlin”, в котором ставшая уже типичной механистичность, безжизненность звучания сочеталась с внезапной песенностью (несколько треков с очень сильно обработанным вокалом Забойцева) и трансовыми восточными мотивами. А в 1989 году Art Zoyd даже умудрились выступить в Москве — факт, в который не сильно верится, но фотографии на фоне Собора Василия Блаженного красноречиво убеждают нас в том, что это всё-таки было.

ЧЕРНО-БЕЛОЕ КИНО
Группа продолжала сочинять саундтреки к балетам, театральным постановкам, немым фильмам и видео. Таковы “Nosferatu” (1988) и “Faust” (1993) — музыка к фильмам германского кинорежиссера Фридриха Вильгельма Мурнау, а также звуковое сопровождение к ленте “Ha..xan” (“Ведьмы”) датского режиссера Беньямина Кристенсена (1995). Все эти картины сняты в 1920-х годах и относятся к эстетике экспрессионизма, которая была близка Art Zoyd своим сочетанием гнетущей мрачности и зашкаливающей эмоциональности. Группа фактически заново открыла для публики эти старые черно-белые немые ленты, причем звуковое сопровождение на кинопоказах также исполнялось “вживую” (movie-concerts, как называли их сами Art Zoyd). Так, в 1997 году “Ha..xan” был показан на площади у королевского дворца в Руане: на большой экран в центре транслировался фильм, а по краям располагались музыканты с гигантскими перкуссионными установками (включая гонги, там-тамы, ксилофон, электронные ударные) и грядами синтезаторов. В 1993 году был осуществлен гигантский проект “Marathonnerre”: спектакль режиссера Сержа Нуэля, который шел с полудня до полуночи (лучшие музыкальные фрагменты затем были изданы на двух CD). Музыка Art Zoyd к этому моменту превращается почти что в dark ambient (в иные моменты она напоминает гудение трансформаторной будки или стук сошедшего с ума паровоза). Конечно, в отрыве от видеоряда и сюжетной линии воспринимать ее довольно сложно…

В том же 1997 году в судьбе группы произошло еще одно важное событие: состав покинул мастермайнд Тьерри Забойцев, решивший начать сольную карьеру. Его собственное творчество достаточно близко Art Zoyd, с той разницей, что кажется более доступным и понятным — это музыка в широком стилевом диапазоне от авангарда и эмбиента до нью-эйджа и этно-транса. Забойцев так же двигался в направлении аудиовизуального искусства, соединял разные жанры и формы. Он писал музыку к театральным постановкам, балетам, фильмам, видеоиграм. Один из наиболее ярких проектов — несколько провокационная “Missa Furiosa” (2004), созданная при участии скрипача Руперта Боппа, вокалистов Кристины Августин и Жана Берме, и объединявшая канонические латинские церковные тексты и техногенные ритмы. Но по большей части работы пишутся в одиночку, с использованием современных компьютерных технологий. В 2014 году создан саундтрек к “Кабинету доктора Калигари”, классическому остросюжетному фильму 1920 года (реж. Роберт Вине). Кстати, именно эту работу Тьерри представит на суд российских слушателей 8 октября 2015 года — ведь уже намечено его выступление на питерском фестивале “АПозиция”!

ART ZOYD, ДА НЕ ТОТ
Art Zoyd же продолжали действовать под руководством Жерара Урбетта, хотя уклон очевидно пошел в сторону студийной работы. Группа открыла двери своей студии для других артистов, а также занялась масштабными совместными проектами. Среди них: “Dangerous Visions” с участием Национального оркестра Лилля и видеопроекциями; проект “Experiences de Vol” с бельгийским ансамблем Musiques Nouvelles (результатом стал тройной CD) и основание продюсерско-учебного центра Cross-Border Center for the Production and Creation of New Music. В 2000 году с привлечением оркестра из музыкантов-любителей был осуществлен проект “u.B.I.Q.U.e” — “симфоническая поэма” для электрогитары, баса, саксофонов, труб, тромбонов, тубы, ударных, перкуссии и сэмплеров по мотивам романа “Ubik” американского писателя-фантаста Филипа К. Дика. А в 2002 году группа выпустила еще один саундтрек — к отреставрированной версии культовой киноленты “Metropolis” австрийского режиссера Фрица Ланга (оригинал снят в 1927 году). Как мы хорошо знаем, не одни Art Zoyd вдохновлялись этой антиутопией… Сами артзойдовцы называли свое творение “метамузыкой”, так как оно стало результатом работы трех композиторов — Жерара Урбетта, Патрисии Даллио и Каспера Т. Тёплица, который присоединился к группе как басист и электронщик.

Музыка Art Zoyd становилась всё более электронной по звучанию и просчитанной по средствам. Но и эти средства порой весьма необычны. Группа использует как синтезаторы, MIDI и сэмплеры, так и разработанные еще в 1920-30-е электронные инструменты типа терменвокса и волн Мартено (жаль, что Жерар Урбетт, увлекшись электроникой, почти перестал играть на скрипке). Art Zoyd умеют удивлять! Например, в 2004 году они записали первую оперетту для роботов (!) под названием “Armageddon”. Среди работ последнего времени — электронная оратория “Field Of The Tears” (2006), грандиозная постановка “The Fall Of The House Of Usher” в Лувре (!) (и выпуск одноименного диска в том же 2007-м); опера “Kairo” по новелле Киёши Куросавы (2009); аудиовизуальный перформанс “The Black Particles” (2010)… В 2011 году Art Zoyd выпустили двойной CD “Eyecatcher” — музыку к немому фильму советского режиссера Дзиги Вертова (наст. имя Д.А. Кауфман) “Человек с киноаппаратом” (1929) — докопались они и до нашей классики! А в 2013 году было поставлено мультимедиа-шоу “Three Invalid Dreams” по научно-фантастическим рассказам (“мирам”) всё того же Филипа К. Дика.

ВЕЧЕРИНКА НЕ ЗАКОНЧЕНА
И, наконец, событие, которое невозможно пропустить — уже упоминавшееся воссоединение Art Zoyd c Тьерри Забойцевым, которое состоится 19 сентября на фестивале Rock In Opposition France Event. Инициатором объединения стал шеф RIO-фестиваля и первый продюсер Art Zoyd Мишель Бессет, а два мастермайнда с удовольствием откликнулись, ибо давно думали о том же. “Идея была в том, чтобы показать, что музыка, написанная в конце 70-х — начале 80-х, может быть частью нашего репертуара и исполняться вновь с прежней страстью, с новыми музыкантами и в новых аранжировках, может быть зрелищной и будоражить фантазию”, — говорит Жерар Урбетт. “Я играл с этой прекрасно-ужасной идеей долгое время. Но я был не одинок: мой соавтор Тьерри Забойцев, покинувший группу в 1997 году, подумывал о том же самом…” — продолжает он. Встречаясь время от времени и обсуждая свои замыслы, музыканты наконец пришли к соглашению: реюниону быть! В концерте также примут участие четыре музыканта из текущего состава Art Zoyd: клавишницы Юкари Хамада-Берточчи и Надя Ратсимандреси, перкуссионисты Даниэль Косковитц и Ромуальд Кабардос; к ним присоединятся уже хорошо знакомые нам трубач Жан-Пьер Соаре, перкуссионист Даниэль Дени, саксофонист Серж Берточчи (участвовал в “Metropolis” и др.) и скрипач Майкл Ник (гастролировал с группой в 1983 году). Поистине звездный состав! Жаль, что в нём не примет участие Патрисия Даллио, занятая другими проектами… Зато к туру будет выпущен 11-дисковый бокс-сет с ранее неизданным материалом.

Ожидается два с половиной часа музыки, охватывающей все 44 1/2 года, от первого альбома “Symphonie pour le jour ou bruleront les cites” к “Phase IV”, и, далее, “The Fall of the House of Usher”, “Nosferatu”, “Berlin”, “Marathonnerre”… Говорит Тьерри Забойцев: “Наша цель — представить публике репертуар, который мы считаем лучшим из всего созданного нами на сегодняшний день. Так что этот концерт будет и для тех поклонников, кто присоединился к нам в самом начале, и на середине пути, и для тех, кому просто интересно увидеть то, что мы делаем сейчас”. А Жерар Урбетт подытоживает: “В конце концов, этот концерт — просто возможность еще раз собраться вместе, как на вечеринке в честь дня рождения, причем название этой вечеринки заканчивается на “с половиной” — а это значит, что ничего не закончено, не завершено и не закрыто”.

Группа проводит краудфандинг-компанию в поддержку концертного тура и издания архивных материалов. Подробности на сайте fr.ulule.com/artzoyd-concert.

Елена САВИЦКАЯ
При подготовке статьи использованы материалы сайтов www.artzoyd.net, www.zaboitzeff.org, а также официального пресс-релиза, подготовленного по случаю юбилейного тура “44 1/2 Art Zoyd”, одноименной страницы в Facebook и других интернет-источников.
Благодарим Тьерри Забойцева за помощь в подготовке материала.
Фото: Pierre Henry.
Статья опубликована в журнале «InRock» №71 (3/2015).

Елена Савицкая

Елена Савицкая