Майк Портной (Shattered Fortress): Режиссёр звукового фильма
Июль 4, 2017
Владимир Импалер (1039 статей)
Поделиться

Майк Портной (Shattered Fortress): Режиссёр звукового фильма

Прог-металлический барабанщик №1 Майк Портной побывал в России трижды. Первый раз – в 2009-м, ещё в составе Dream Theater, затем – с проектом PSMS, в котором вместе с коллегами-виртуозами играл инструментальные версии хитов друг друга, в том числе и «театровских», и вот – третий визит, в котором Майк снова обращается к наследию давно им покинутой, но всё так же любимой фэнами группы.

На этот раз он выбрал для исполнения не просто подборку лучших вещей, а материал со смыслом – концептуальную «The 12 Steps Suite», так называемую «Алкогольную сюиту», которую Портной посвятил известной программе двенадцати шагов борьбы с пагубными пристрастиями. Интерес к грядущему концерту добавляет и то, что сюита не образовывает один альбом, а разбросана во времени – Майк сочинял по треку (состоящему, в свою очередь, из трёх частей-шагов) на диск, и закончил как раз на последнем со своим участием альбоме «Black Clouds and Silver Linings». Поэтому исполнить сюиту целиком в составе группы, её записавшей, Майку так и не удалось. Следующие шесть лет Портной посвятил работе в многочисленных и весьма разноплановых коллективах – Flying Colors, Adrenaline Mob, Winery Dogs, Transatlantic, Neal Morse Band… Все они достаточно далеки от стиля, в котором записывалась «Сюита». Её время пришло только в начале 2017 года. 20 апреля Портному исполнилось 50 лет, и к своему юбилею он пригласил сыграть с ним всех коллег и друзей. На концерте, проходившем в рамках музыкального вояжа «Cruise to the Edge» и названном «Mike Portnoy Birthday Bash», выступали несколько составов, а в его центре было как раз первое полное исполнение «Алкогольной сюиты» целой суперсборной прогрессив-рокеров. Фэны, не поместившиеся на теплоход, потребовали продолжения, и Майк Портной согласился! Вместе с группой, прозванной, по одной из песен сюиты, Shattered Fortress, он наметил на лето и осень гастроли, которые затронут, в частности, Москву и Петербург.

С подробностей этих концертов и началась наша беседа с культовым драммером, но ими, конечно, не ограничилась. Как помогает «Алкогольная сюита» поклонникам, как записывался великолепный прошлогодний двойник Neal Morse Band «Similitude of a Dream», какой сюрприз для фэнов прог-метала готовит Майк к концу года и какую профессию он считает самой близкой к тому, чем занимается сейчас?.. Только про Dream Theater Майк Портной не стал говорить – он дал обещание экс-коллегам не комментировать их нынешнее творчество.

Майк, вы снова приезжаете в Россию. Предыдущие концерты были с великолепными музыкантами, и нынешний проект им не уступает. Расскажите, как собрался состав The Shattered Fortress?
По сути, этот состав – группа Haken. Я уже много лет их фанат, и считаю их лучшим новым прогметал-составом за очень долгое время. Они мне во многом напоминают меня самого, то, что я делал раньше в Dream Theater. Но – с точки зрения следующего поколения. И я знал, что если когда-нибудь соберусь снова играть вещи Dream Theater, то Haken будет лучшей группой сопровождения. А единственный не-хэйкеновский участник в ней – это гитарист Эрик Жилетт, с которым я играю вместе в Neal Morse Band. Я знал, что он будет идеальным дополнением к команде. Словом, собрался изумительный состав, в котором каждый может исполнить свои партии не просто идеально, а ещё и с огромной любовью и страстью, потому что все в нём любят эту музыку.

Кто будет петь основные вокальные партии – Эрик?
Нет, не он. Основные партии достанутся Россу, вокалисту Haken. Конечно, пение Эрика пригодится, как и моё – ведь мой голос присутствует в большинстве материала «Сюиты», от «Glass Prison» до «Shadow Fortress» и «Repentance». Так что в проекте у нас три певца.

А как вы вообще отыскали Эрика Жилетта, он ведь почти неизвестен широкой публике, а в записи нового диска Neal Morse Band проявил себя в самом лучшем виде!
Я не буду присваивать себе чужие заслуги; его открыли Нил Морс и Рэнди Джордж (басист Neal Morse Band, – прим. авт.). Они проводили открытое прослушивание в туровой состав группы несколько лет назад. Туда пришёл Эрик. Он оказался таким талантливым, что не ограничился одним прослушиванием, а попробовал себя на всех инструментах! На гитаре, потом на клавишных, потом на барабанах! (Смеется.) И поёт он прекрасно. Так что он прошёл испытания с блеском и с тех самых пор является весомым достоянием Neal Morse Band.

Возвращаясь к концерту: прозвучит ли что-нибудь кроме «Алкогольной сюиты»? Что это будет за материал?
Не буду выдавать наш сет-лист, скажу лишь, что остальной материал будет тоже принадлежать Dream Theater. Это песни из числа тех, для которых я написал тексты. А я участвовал в сочинении, не скажу точно, 20 или 30 вещей, так что есть из чего выбирать!

Вы уже репетировали после того первого концерта, что на корабле? Как вы вообще готовитесь к такой обширной программе?
Да, мы уже сыграли «The 12 Steps Suite» на концерте к моему 50-летию, и всем так понравилось, что мы решили сделать целое турне. Перед тем, как оно начнется, мы соберемся вместе в Лондоне. К репетициям все приедут хорошо подготовленными, ведь ребята – профессионалы, и я раздал им сет-листы уже полгода назад. Так что у них было достаточно времени, чтобы разучить свои партии.

Это огромная «домашняя работа!»
Да. Но ведь и музыка им уже хорошо знакома! Все они – поклонники Dream Theater, эта группа для них много значит, поэтому они вложат в исполнение не только весь свой опыт, но и всю свою страсть.

Portnoy / Sheehan / Macalpine / Sherinian Live at Milk Moscow. Russia. October 27, 2012. Photo Katerina Mezhekova for InRock.

На странице в Facebook вы написали, что эти гастроли станут подарком фанатам к вашему 50-летию. Обычно все принимают подарки на юбилей, а вы их, напротив, раздаёте!
(Смеётся.) Да! Я решил так сделать, потому что я сам – фанат многих групп, и знаю, как это важно для ценителей творчества. Поклонники по всему миру говорили мне, как они мечтают увидеть и услышать эту программу, от их просьб буквально передышки не было. И я решил, что настал тот час! В год, когда мне «стукнул» полтинник, самое время сделать то, что от меня хотят, и подвести, наконец, черту. Чтобы мы смогли двигаться дальше – и я, и слушатели. (Улыбается.)

Двигаться дальше – в смысле, отойти от репертуара Dream Theater?
Да. Это первый, и, думаю, последний раз, когда я возвращаюсь к этому материалу. (Не совсем, Майк играл некоторые вещи Dream Theater с проектом PSMS, однако в инструментальной версии, – прим. авт.) Больше нигде и никогда я материал Dream Theater играть не собираюсь. С тех пор, как шесть лет назад я покинул группу, я занимался великим множеством вещей, от Winery Dogs до Metal Allegiance, Adrenaline Mob, Avenged Sevenfold и Twisted Sister… Всё, что я делал, не имело ни малейшего отношения к Dream Theater. Предстоящие гастроли, в которых я вернусь к старому репертуару, – одноразовое событие, повод отметить день рождения и поделиться праздником с фэнами. Закончив, я вернусь ко всем своим сорока трём группам, и у меня нет, признаться, намерения нести за собой музыку Dream Theater всю оставшуюся жизнь.

Вы сказали, 43 группы?!
Да, 43. Ну, шутка это, шутка. (Хохочет.) На самом деле их где-то семь.

Скажите, а как возникла сама мысль сыграть «The 12 Steps Suite» целиком перед фэнами? Наверное, вы хотели помочь тем, кто борется сейчас с той же проблемой, что и вы когда-то?
Знаете, когда я писал эти тексты, я уже был в своём трезвом периоде. Я смог «завязать» в 2000-м. Первый диск, который я записывал трезвым – «Six Degrees of Inner Turbulence», 2001-й год. Самое начало «чистой» жизни. Тогда у меня возникла мысль сочинить что-нибудь на тему 12 шагов, сделать серию из взаимосвязанных песен, чтобы в конце концов сыграть их все подряд, как единое целое. Сочиняя эти тексты на протяжении нескольких лет и пяти альбомов, я делал это для себя лично. Это входило в программу, было частью «терапевтической работы», входящей в 12 шагов к трезвости.
Но, конечно, пройдя этот путь, я могу вызвать ответную реакцию у слушателей, и это – хороший бонус. Я не старался проповедовать трезвость в текстах, а просто написал свою историю от первого лица, и от чистого сердца. А если кого-то эта история тронула, если кто-то борется с той же зависимостью, и мои тексты до него «достучались» и помогли – это прекрасно! За эти годы мне встречались сотни людей, которые говорили, как помогли им эти композиции. Я очень этому рад.

Интересно, вы сказали, что не хотите «проповедовать». А ведь в глубине концепции «12 шагов» лежит идея покаяния, абсолютно христианская по своей сути.
Нет, здесь нет ничего специфически христианского. Я не христианин, и вообще не религиозный человек. Все 12 шагов программы нацелены на то, чтобы загладить вину перед людьми, которым ты причинил боль, и ещё – на то, чтобы взглянуть на себя, на свои недостатки, но они не навязывают человеку определённое мировоззрение. Нужно попытаться найти кого-то, кто стоит за тобой. Кто это, что это за сила – каждый человек понимает по-своему.

Обсуждали ли вы эти вопросы с Нилом Морсом, который, как известно, стопроцентный христианин?
Да, Нил – верующий, и я уважаю его взгляды. Знаете, они для него работают, они делают его прекрасным, любящим человеком. Да, мы многое с ним разделяем, мы сделали вместе 18 студийных альбомов, между нами глубокое взаимопонимание, как личное, так и музыкальное, но это не делает меня христианином! Да, я уважаю музыку Нила, но в то же время я очень люблю Slayer (смеётся), мои музыкальные вкусы могут сильно отличаться, как и другие интересы, и взгляды на жизнь…
Но, возвращаясь к вашему вопросу – да, мы с Нилом обсуждали «12 шагов». Когда я впервые решил стать трезвым, я посещал собрания [Анонимных алкоголиков], и старался реализовать эти шаги в жизни. Часто я поверял Морсу свои мысли, обращался к нему за личной помощью и советом. Ведь мы через столько всего прошли вместе! Я поддерживал его, когда он ушел из Spock’s Beard, а он – меня, когда я покинул Dream Theater. Мы вместе видели, как растут наши дети… Да, наша дружба гораздо глубже, чем только в музыке.

Это взаимное уважение.
Абсолютно!

И раз уж мы заговорили про Нила… Прошлогодний альбом Neal Morse Band «The Similitude of a Dream» многие считают лучшей работой коллектива. Вы тоже так думаете?
Да! Уверен, это один из лучших альбомов в моей дискографии, так же как и Нила Морса. Я бы включил его в лучшую тройку своих записей, вместе с «Scenes From A Memory» Dream Theater и «Whirlwind» Transatlantic (последнее не вполне чётко можно расслышать, – прим. авт.). Считаю, у нас получился шедевр, который вдохновляет даже больше, чем просто музыка – слушая его, словно смотришь захватывающий фильм или читаешь интересную книгу. Ощущаешь все эмоциональные взлёты и падения… Мы уже целый год играем этот материал в турне, и каждый вечер я переживаю его так же ярко, как и в первый раз.

А какой вклад вы внесли в альбом – музыкальный, или, может, текстовый?
Ну, это два отдельных вопроса. Текстовый – ноль, все стихи в группе пишет Нил. Музыкальный – мы все в группе сотрудничаем, все пятеро – Нил, Рэнди, я, Билл и Эрик. Каждый творчески вложился в эту музыку, в аранжировки, в звучание. Все идеи, мотивы, репризы, всё, что входит в процесс создания диска, делалось вместе. За исключением текстов. Они – прерогатива Нила.

Скажите, а альбом и планировался с таким размахом – мощным, эпичным, двойным? Или всё само собой, постепенно выросло?
Он рос постепенно. Если у вас есть расширенное издание, в которое входит документальный DVD, вы можете увидеть, как записывался диск. И вы заметите там эпизод некоторой борьбы во время записи. Мы спорили, будет это одинарный альбом или двойной. Должен признаться, я был против двойного. В основном потому, что незадолго до этого Dream Theater как раз выпустили концептуальный двойной альбом, и я не хотел, чтобы люди нас сравнивали, или думали, что мы взяли у них эту идею… В общем, я был против, а Нил, когда работа дошла до половины, почувствовал, что ещё слишком многое осталось сделать и сказать. Мы сильно поспорили, и в конце концов я уступил, решил, пусть вещи идут своим ходом… И я рад, что так сделал. Потому что одни из самых волшебных, самых трогательных моментов альбома – на втором диске. И сейчас я уже не волнуюсь о том, будут ли сравнивать этот диск с релизом Dream Theater, потому что я бесконечно горд нашей записью! (Улыбается.) Даже если его будут сравнивать с чем угодно, с любым на свете диском, пускай – ведь я уверен в нашей работе.

Этот вопрос я не решался задавать, но раз уж вы сами сказали… А вы-то сами слушаете, сравниваете ли новые работы Dream Theater?
Да, но говорить об этом я не буду. Про те 25 лет, что я был в Dream Theater – пожалуйста, но что касается того, что они записали без меня – я дал им обещание это больше не обсуждать. Так что, извините, но об этом ни слова.

Я уважаю это решение. Тогда, может, расскажете вкратце о том, что происходит с вашими нынешними коллективами… Например, проект с Макалпайном, Шиэном и Шериньяном, с которым вы приезжали в Москву в прошлый раз, или Flying Colors…
Да, давайте пройдемся по всему списку. (Усмехается.) Я только что завершил дела с Twisted Sister, работал с ними эти два года в прощальном турне, было прекрасно, но всё уже позади. Группа Winery Dogs сейчас находится между альбомами, на данный момент мы разошлись, но у нас на лето намечен выпуск концертного DVD/Blu-Ray, который поможет фэнам дождаться следующего релиза. Flying Colors, напротив, как раз собрались вместе, мы работаем над третьим диском, начали сочинять песни, и теперь пора ещё раз собраться и продолжить это дело. С Metal Allegiance – работа над вторым альбомом в самом разгаре, на следующей неделе ко мне в студию приедут Дэвид Эллефсон из Megadeth и Алекс Сколник из Testament, и втроём мы досочиним песни для альбома номер два, который выйдет уже в следующем году. Естественно, есть Neal Morse Band, с которыми мы по-прежнему гастролируем в поддержку «The Similitude of a Dream», у нас будут концерты в сентябре. Разумеется, будут выступления с The Shadow Fortress этим летом и до самого конца года. И последнее – но, наверное, самое важное, над чем я сейчас работаю, проект, который прогремит в следующем году – абсолютно новая группа, которую мы собрали с Дереком Шериньяном. Мы уже собирались в проекте PSMS в 2011-2012 годах, нам понравилось снова работать вместе, и мы давно хотели сделать что-нибудь новое, но подходящего «окошка» в графиках всё никак не было. Наконец, получилось, и мы почти закончили новый альбом! Все подробности будут объявлены летом, а диск выйдет к концу года. И весь 2018-й мы проведём на гастролях с этой новой командой.

Ничего себе! А это будет прог-метал?
Да. Можно сказать, мое возвращение к прог-металлическому жанру. Знаете, когда я ушел из Dream Theater, я хотел попробовать себя во многих разных вещах. Flying Color, Winery Dogs, Metal Allegiance… Все эти группы не похожи и друг на друга, и на Dream Theater. Но потом, когда я снова коснулся той же темы в The Shadow Fortress, это разожгло во мне прежний огонь. А Дерек всё время призывал меня вернуться к прог-металу. Как он выражается, снова заявить права на свой трон. (Смеётся.) И теперь, действительно, новая группа и новый альбом станут возвращением…

Возвращением домой?
Определённо. Мы с ним играли вместе в Dream Theater четыре-пять лет, и он очень одарённый музыкант и композитор. Я рад, что мы смогли снова зажечь пламя совместного творчества.

А вообще вам нужен какой-то один дом, одна группа, или вы сейчас наслаждаетесь творчеством в разных составах и разных стилях?
Нет-нет, к одной-единственной группе я сейчас не стремлюсь. Я уже 25 лет в такой играл. Это достаточный срок для того, чтобы посвятить себя одной группе, одним людям и одному стилю. Больше мне это не интересно. Я счастлив, когда у меня пять-шесть команд одновременно, играющих разные вещи, от хард-рока до альтернативы, от трэша… и до прог-метала, разумеется. (Улыбается.) Я это всё люблю. Всё это – Майк Портной. Я – это не только… То есть, я хочу сказать, мне не хочется, чтобы меня похоронили под табличкой «Барабанщик Dream Theater». Я могу гораздо больше предложить миру. 25 лет… это вдвое больше, чем длилась карьера The Beatles или Led Zeppelin, вдвое дольше, чем Роджер Уотерс был в Pink Floyd… Это немаленькое время, огромный кусок моей жизни. И я горжусь тем, что мы сделали, но считаю, что я способен сделать больше! И то, что происходило со мной в последние шесть лет, это подтверждает.

А есть ли музыка, которую вы ни за что бы не взялись играть?
Ну, я люблю весь рок и металл. Это мой мир, я в нём я живу и работаю. Очевидно, есть много музыки за его пределами – джаз, классика, латино… Но мне они, признаться, не очень интересны. Мне хватает простора для исследований в рок-мире. В нём я и остаюсь.

И продолжаете завоёвывать новых поклонников! Скажу лишь один пример. У моих друзей есть двухлетняя дочка, и она очень любит ваши видео с барабанными установками «Hello Kittie» и «Pokemon».
(Смеётся.) Отлично! Значит, я достучался до двухлетней аудитории благодаря «Hello Kittie». А семилетние знают обо мне по игре в Twisted Sister. И все, кто между ними, тоже мои фанаты!

Это показывает, что вы не боитесь казаться несерьёзным. Это так нетипично для прог-металлиста! Вы шутите, можете валять дурака
Да, я всегда такой был, даже во времена Dream Theater. Вечно шутил, придумывал всякие необычные вещи, типа исполнения альбомов целиком, фанклубовские разные затеи… Есть много прогрессивных команд, которые абсолютно серьёзны, и, выходя на сцену, они думают только о том, чтобы всё прозвучало безупречно. Лично мне на это наплевать. Я больше фанат Ларса Ульриха и Кита Муна. На них, как барабанщиков, интересно поглядеть, они вызывают у меня улыбку на лице, и как раз таким музыкантом я и стремлюсь тоже стать. Чтобы людям, приходящим на концерты, было интересно! Я стараюсь общаться с публикой, налаживать связь, отвечать ей, быть искренним и настоящим. Такое невозможно отрепетировать – либо это у тебя есть, либо этого нет. Мне кажется, я таким всегда был. В Dream Theater я мог выйти на сцену в майке с надписью «Eat my ass and balls». Вы можете себе представить что-нибудь менее прогрессивное?!

Кое-что ещё менее прогрессивное: на вашей фейсбук-странице вы недавно комментировали новые серии «Twin Peaks». Объёмисто, страницы на две минимум. Значит, вам интересны ещё и фильмы. А вообще, какие вещи в жизни вас увлекают, помимо музыки?
Кино – это моя огромнейшая страсть, не считая музыки. Может, даже больше, чем музыка… Когда я не в студии, не играю и не записываюсь, я смотрю фильмы. Люблю многих режиссёров – таких как Дэвид Линч, Стэнли Кубрик, Квентин Тарантино… Они – мои герои в не меньшей степени, чем Фрэнк Заппа, Роджер Уотерс и Пол Маккартни, и повлияли на меня так же, как и любой из музыкантов, которых я слушаю. Да, я большой фанат кино- и телефильмов. Мне кажется, в наши дни то, что мы видим на телеэкране, может быть даже интереснее, чем в кинотеатре. «Twin Peaks», «Fargo», «Leftovers»…

Вы, как весьма известная личность, наверное, дружны с кем-нибудь из этих режиссёров?
Да не особо… Знаете, удивительно, насколько разные это миры. Я знаю каждого музыканта на свете, я повидался за эти годы со всеми моими рок-героями, а вот с теми, кто мне нравится из мира кино и телевидения, мне общаться практически не случалось. Я ни разу не встречался ни с Линчем, ни с Тарантино, ни с Полом Томасом Андерсоном. Может, было несколько раз, когда в соцсетях кто-то повторял мой твит или ставил лайк, актёр или режиссер, неважно. Но в целом я с ними почти не общался, а жаль, хотелось бы большего, я был бы рад поглубже погрузиться в этот мир.

Стать актёром, сыграть какую-то роль?
Я на всё согласен! Мог бы стать одним из «Живых мертвецов» (смеётся), или сочинить саундтрек для Пола Томаса Андерсона, как сделал Джонни Гринвуд из Radiohead. Что угодно! Просто чтобы быть поближе к кинорежиссуре.

А есть ли у вас роль мечты?
Мне кажется, быть актёром всё-таки – не моё. Я больше мечтаю о роли режиссёра. Когда смотрю фильмы, я вижу их не взглядом актёра, а взглядом режиссёра. Это значит, что я наблюдаю всё в комплексе – от съёмки до монтажа, от звуковых эффектов до актерского текста… Ведь режиссёр – человек, который держит руку на пульсе всего этого, он формирует общую картину, и эта работа для меня – самая увлекательная. Она похожа на то, чем я занимаюсь в музыке. Записывая альбом, я не просто стучу по барабанам, я думаю о композиции, о продюсировании, о записи…

То есть вы – «музыкальный режиссёр».
Да. Если сравните, вы увидите много общего. Когда музыкант играет на инструменте, он похож на актёра. Автор музыки – на сценариста. Звукоинженер – на кинооператора. Тот, кто сводит треки – на монтажёра. Наконец, режиссёр, как и продюсер альбома, курирует всё это, руководит процессом.

И это – ваша роль.
Точно…

Что ж, осталось поблагодарить вас за интересный разговор. Ждём вас с концертами в Москве и Петербурге. И, кстати, российские фэны будут рады увидеть вас в любом составе, будь то Flying Colors, Neal Morse Band или что угодно. Приезжайте!
Спасибо. Я предвкушаю возвращение в вашу страну. Это будет невероятный концерт, где мы снова сыграем много прекрасных вещей, возможно, в последний раз, и я счастлив, что смогу это сделать на эксклюзивных концертах в России!

Владимир ИМПАЛЕР
Благодарим Анастасию Потапову (Spika Concerts) за организацию интервью.
Фото (с концерта PSMS в Москве, 2012 год) — Катерина Межекова.

Владимир Импалер

Владимир Импалер