Бром «3 ребра» (2014)
Сентябрь 18, 2014
Владимир Импалер (1038 статей)
Поделиться

Бром «3 ребра» (2014)

free/avant jazz 8/10
«Геометрия»

Молодые московские музыканты играют особую разновидность фри, в их интерпретации он звучит почти как фри-рок. Дозировка жанров несколько неожиданна, граница между роком и джазом проведена чуть дальше от привычных стандартов свободной музыки. Появляется даже ощущение, что перед тем, как начать агрессивно и бодро импровизировать, они вместе слушают рок-записи, что идет музыке только на пользу. Эффектных ходов, выпуклых риффов тут больше обычного, контрабас – несомненный король записи. Он пластичен и расположен на звуковой картине несколько впереди, а звук духовых расцветает странными фьюжн-цветами над ним.
Музыкантов трое: Дмитрий Лапшин (контрабас), Антон Пономарёв (баритон-саксофон), Константин Сухан (труба). Базовая концепция – экстравертное, яркое, «молодежное» свободное музицирование. Парадоксально, но при помощи группы «Бром» не хочется как-то определять, измерять свободу – и в музыкантах, и в музыке. Она такая, какая есть, естественная и внутренне организованная. Настоящий «free» требует чувственного осознания или аналитичности, а внешние особенности при этом отступают в тень – «Бром» хороший пример этого.
«Сваренная» музыкантами смесь получается острой, но по-хорошему захватывающей. Приличествующая стилю ритмическая изощренность тут не самоцель. Это рок-запись по общей ауре, она чуть грубовата и шершава по ощущению. Это не веселая музыка и в ней есть что-то восточное. Разбор ребер на обложке также не слишком позитивен, хотя в нём можно, при большом желании, увидеть намек на гендерные штучки. Музыка образна, даже программна, это ясно по наивной концептуальности физиологичных названий композиций. Музыканты сценичны, это чувствуется и на записи. Они всерьез играют свою музыку, возможно, этим и привлекли организаторов Leo Records Festival – события, ориентированного на звуковое разнообразие и актуальность.
Пьесы от группы «Бром» не веселы, но и не столь серьезны – скорее отвлеченно грустны. Сочетание контрабас-труба-саксофон обещает особые красоты в нижнем регистре, и в петляющих риффовых картинах этих самых красот оказывается предостаточно. Хотя это особая красота – иногда она похожа на саундтрек к бегу тяжелого нервного зверя. Носорога, например. Такой вот джаз. В похожем направлении успешно ходили, допустим, волшебные американцы Morphine, но без фри, а «просто», с гулким и хриплым изогнутым гигантом – баритон-саксофоном. Вообще, искать в этом направлении стремились давно и многие. Традиционный джаз с роком худо-бедно срастить удавалось, а вот фри в рамках рок-структур, квадратов и петлей слушался чаще не очень-то уместно. Чего не хватало предшественникам – решат историки музыки. Мы же поспешим констатировать, что направление эксперимента, подбор элементов, химия процесса у «Брома» – весьма верные.

Владимир Импалер

Владимир Импалер